Прививка от оспы когда открыли


Натуральная оспа — Википедия

Натура́льная или чёрная о́спа (лат. variola, variola vera; праслав. *о-sър-а — сыпь, ) — высокозаразная вирусная инфекция, особо опасная болезнь, характеризуется тяжёлым течением, лихорадкой, сыпью на коже и слизистых оболочках, нередко оставляющей после себя рубцы. Её вызывают два вида вирусов: Variola major (летальность 20—40 %, по некоторым данным — до 90 %) и Variola minor (летальность 1—3 %), которые относятся к семейству Poxviridae, подсемейства Chordopoxvirinae, рода Orthopoxvirus. Люди, выживающие после оспы, могут частично или полностью терять зрение, и практически всегда на коже остаются многочисленные рубцы в местах бывших язв.

Переболевшие оспой обладают стойким иммунитетом к этой болезни.

Последний случай заражения оспой был зарегистрирован 26 октября 1977 года в сомалийском городе Марка[2]. Летом 1978 года был зафиксирован самый последний известный случай оспы[en], который унёс жизнь 40-летней Дженет Паркер, медицинского фотографа[3]. Канадский вирусолог Дэвид Эванс, восстановивший в 2018 году вирус лошадиной оспы, доказал, что человек с навыками лаборанта сможет в простой лаборатории вернуть к жизни любой вирус, считающийся вымершим — например, натуральную оспу[4].

Эволюция вируса[править | править код]

Вопрос о времени появления вируса натуральной оспы окончательно не разрешён. Скорее всего, вирус оспы эволюционировал между 68 и 16 тысячами лет назад[5][6]. Широкий диапазон дат связан с различными отсчётами, используемыми для калибровки молекулярных часов. Одна клада штаммов принадлежит Variola major (вируса, вызывающего клинически более тяжёлую форму заболевания), которая перешла на человека и распространялась из Азии между V и XVI веками. Вторая клада включает две разновидности Variola Alastrim minor (фенотипически мягкая форма оспы), описанная в Америке и изолированная в Западной Африке, которая отделилась от общего предка вируса натуральной оспы между XV веком до н. э. и VII веком н. э. В дальнейшем эта клада разошлась на две субклады около XIII века.

Оспа до эпохи массового оспопрививания[править | править код]

Ранее считалось, что натуральная оспа известна человечеству с древнейших времен. Различные источники относили её первое появление либо к Африке (Египет, 3730—3710 гг. до н. э.), либо к Азии (древний Китай, 3000 г. до н. э.). Однако, согласно генетическим исследованиям, вирус натуральной оспы человека близок вирусу оспы верблюжьей, из-за чего в настоящее время предполагается, что к человеку он перешёл от верблюдов в ближневосточном регионе в начале нашей эры[7].

Сопроводительные рисунки к тексту из Флорентийского кодекса (1540—1585 гг.): индеец науа страдает от оспы (эпоха завоеваний испанцами центральной Мексики)

Эпидемия чёрной оспы впервые прокатилась по Китаю в IV веке, а в середине VI века поразила Корею. В 737 году от оспы вымерло более 30 % населения Японии (уровень смертности в густонаселённых районах доходил до 70 %)[7]. В Индии существовала особая богиня оспы — Мариатале; её изображали в виде молодой женщины в красной одежде, обладающей весьма вспыльчивым характером — по преданию, однажды она за что-то рассердилась на своего отца и в гневе бросила ему в лицо своё золотое ожерелье, и там, где бусины коснулись кожи, появились пустулы. Памятуя об этом, верующие старались задобрить и умилостивить Мариатале, приносили ей жертвы. В Корее эпидемии оспы объясняли посещением духа, которого называли «уважаемый гость оспа». Ему ставили алтарь, куда приносили лучшую еду и вина[8].

Некоторые исследователи считали, что оспа упоминается в Библии (Исход, гл. IX, стих 9—10), где, в описании десяти казней египетских, сказано: «…и будет на людях и на скоте воспаление с нарывами, во всей земле Египетской»[9], хотя под «нарывами» могла пониматься другая кожная болезнь. В. В. Святловский писал, что из Индии оспа была распространена в другие регионы войсками Александра Македонского. Предполагалось, что во II веке н. э. эта болезнь под именем «чумы Антонина» поразила римские легионы Марка Аврелия, а в 60 г. до н. э. появилась в Древнем Риме[9], но описание «чумы Антонина» Галеном не соответствует характеру течения заболевания при заражении натуральной оспой[7].

У арабов, по свидетельству арабского врача Арона, жившего в VII в., оспа была известна с древних времён.

Согласно достаточно достоверным научным данным, первым описанием эпидемии оспы в западной части Старого Света является краткое упоминание в Коране: в 569—570 гг. войско эфиопов, осаждающее Мекку, было поражено неизвестной им болезнью[7]. В VI веке оспа уже хозяйничала в Византии, будучи занесённой в последнюю из Африки при Юстиниане I[9]. Арабы-мусульмане, приступив к завоеваниям, в VII—VIII веках разнесли оспу от Испании до Индии[7]: история засвидетельствовала появление оспы в Сирии, Палестине и Персии в VII веке, в Сицилии, Италии, Испании и Франции в следующем, VIII, столетии[9].

С VI века оспа фигурирует под сохранившимся до сих пор её латинским названием variola, впервые употреблённым епископом Марием из Аванша в 570 году. С этого времени оспа, под своим несменяемым именем, уносила ежегодно множество жизней в Европе. Среди норманов, во время нашествия их на Париж (в 846 г.), распространилась до ужасающих размеров. Заболел и приближенный короля Карла Лысого Коббо. Король, из опасения, что зараза дойдёт до него самого и его двора, приказал убить всех заражённых, а также и всех находившихся при больных. Такая радикальная мера даёт понятие о силе и жестокости болезни, против которой она была принята. С другой стороны, уже рано стали предъявлять к медицине неотступное требование спасения от этой болезни и жестоко наказывали беспомощность врачей.

Бургундская королева Аустригильда, умирая от оспы, просила своего супруга, в виде последней милости, казнить её обоих врачей, если они не сумеют спасти её. Король Гунтран исполнил её просьбу и приказал изрубить мечами учёных врачей Николауса и Донатуса. Придуманные против оспы заклинания, молитвы и талисманы, конечно, нисколько не содействовали ослаблению оспы, равно как и тогдашние методы лечения (например, когда больного одевали в красную одежду, чтобы «выманить оспу наружу»). Распространение болезни дошло до такой степени, что редко можно было встретить человека, не перенёсшего оспу; поэтому в средние века у немцев и сложилась поговорка: «Von Pocken und Liebe bleiben nur Wenige frei» (Немногие избегнут оспы и любви)[10].

С XV века Европа уже представляла как бы сплошную оспенную больницу, так что врачи (например, Меркуриалис) стали утверждать, что «каждый человек должен болеть оспой, по крайней мере один раз в жизни». Английский врач Кильвай в своём трактате об оспе (1593 год) «считал излишним вдаваться в подробное описание этой болезни, так как она хорошо известна почти каждому». Из Европы оспа попала в Америку, где в 1527 г. она унесла много миллионов жизней индейцев, полностью вымерли многие племена. В 1577 и 1586 году страшные оспенные эпидемии терзали Францию, о которых Баллоний писал: «такой смертности не случалось на памяти людей; умирали почти все, которые были поражены оспой»[10].

Известный английский историк Томас Маколей, говоря о смерти королевы Марии, погибшей от оспы в конце XVII столетия, замечает, что эта болезнь была в то время одной из самых ужасных пособниц смерти: «Моровая язва или чума была более смертельна, но зато она посетила наш берег лишь однажды или дважды на памяти людей, тогда как оспа неотступно пребывала между нами, наполняя кладбища покойниками, терзая постоянным страхом всех тех, которые ещё не болели ею, оставляя на лицах людей, жизнь которых она пощадила, безобразные знаки, как клеймо своего могущества, делая ребёнка неузнаваемым для родной матери, превращая красавицу-невесту в предмет отвращения в глазах жениха». «Оспа не щадила никого, — говорит профессор Иммерман — ни знати, ни черни; она распространяла свою губительную силу так же часто в хижинах бедных, как и в жилищах богатых, она проникала во дворцы государей и не раз угрожала европейским династиям»[10].

Начиная с XVII столетия имеется уже много фактических данных об оспе, зарегистрированных современниками. Так как не было страны в Старом и Новом Свете, в которой не свирепствовала бы оспа, то получается страшная картина истребления и обезображения человечества. Во многих государствах сохранились статистические данные о смертности от оспы. Так, в Британском музее имеются такие сведения о смертности в Лондоне в XVII столетии. В следующем столетии ужасный оспенный мартиролог продолжался: «едва ли один человек из тысячи не был болен оспой», писал в 1747 году Мед, а под конец столетия, в 1788 году, Плед говорит, в своих «Очерках сравнительной смертности во все времена», нижеследующее об оспе: «редко кто избегает этой болезни, особенно в многолюдных городах, где очаги заразы существуют постоянно. Едва ли горсть людей, уроженцев столицы, может быть уверенной, что избежала этой заразы, которая кроется везде вокруг них». От оспы умирала 1/6 — 1/8 часть всех заболевших, а у маленьких детей смертность достигала даже 1/3. По отношению к общей смертности на долю оспы выпадала 1/4 и даже более 1/3. Общая цифра всех смертных случаев от оспы определялась в Пруссии, к началу XIX века, в 40 тысяч человек ежегодно. По Юнкеру, в одном 1796 году в Германии от этой болезни погибло 70 тысяч жителей. Вообще же вычислили, что в Европе ежегодно умирало от оспы более 1,5 миллионов человек[10].

Во Франции XVIII века, когда полиция разыскивала какого-нибудь человека, то в качестве особой приметы указывалось: «Знаков оспы не имеет». Широкое распространение оспы явилось одной из причин злоупотребления косметикой: толстый слой белил и румян, наложенный на лицо, позволял не только придать коже желаемый оттенок, но и замаскировать оспенные шрамы.

Вариоляция[править | править код]

Ар-Рази и Авиценна оставили классические описания натуральной оспы. Ар-Рази также упоминал о вариоляции, прививке лёгкой человеческой оспы, которая явилась первым серьёзным противодействием человека в его борьбе с этой инфекционной болезнью.

Вариоляция состояла в прививке оспенного гноя из созревшей пустулы больного натуральной оспой, приводившей к заболеванию оспой в лёгкой форме. Этот способ был известен на Востоке по крайней мере с раннего Средневековья, в Индии о нём сохранились записи VIII века, а в Китае — X века. Вариоляция проделывалась над малолетними девочками, предназначенными для гаремной жизни, чтобы сохранить их красоту от оспенных рубцов. Также этот способ употреблялся в Африке, Скандинавии, у местных народностей Урала и Сибири[9].

В Европу данная методика была впервые привезена из Турции супругой британского посла в Константинополе Мэри Уортли Монтегю в 1718 году, которая, узнав о вариоляции у турок, привила своего шестилетнего сына. В Англии, после опытов над преступниками и детьми из церковных приютов, оспа была привита семье британского короля Георга I.

В первые 8 лет в Англии оспа была привита 845 людям, из которых 17 не вынесли её и умерли, то есть вариоляция давала 2 % смертности[11]. Так как натуральная оспа приводила к смертности в 10—20 раз больше, то вариоляция пользовалась поначалу широкой популярностью. Однако, так как последняя иногда приводила к смерти привитых от оспы (в числе жертв был знаменитый теолог Джонатан Эдвардс в 1758 году), зачастую сама вызывала эпидемии и не всегда предохраняла перенёсших инокуляцию от последующего заражения оспой, то постепенно она вышла из употребления. Английский врач Геберден доказал в конце XVIII века, что за 40 лет применения вариоляции в одном Лондоне погибло на 25000 больных больше, чем за столько же лет до введения прививок[9]. Вариоляция была запрещена во Франции актом парламента в 1762 году, но просуществовала в Англии до 1840 года[12]. Несмотря на это, врач Ватсон, не имея безопасной оспенной вакцины, применил её в 1862 году на корабле в море, когда среди матросов началась эпидемия, причём все 363 привитых выжили, в то время как 9 из 12 больных оспой скончались[9].

Обыкновенно в Европе говорят, что англичане сумасшедший и экзальтированный народ; сумасшедший, так как они своим детям прививают оспу, чтобы воспрепятствовать появлению её у них; экзальтированный, так как они с радостью сообщают своим детям эту ужасную болезнь с целью предупредить зло ещё неизвестное. Англичане же с своей стороны говорят: прочие европейцы — трусы и люди вырождающиеся: трусы потому, что они боятся причинить детям незначительную боль; выродившиеся люди потому, что подвергают своих детей опасности погибнуть от оспы.

Вакцинация[править | править код]

В конце XVIII века несколько наблюдателей обратили внимание на коровью оспу, болезнь, часто встречавшуюся у лошадей и коров. У последних она проявлялась в виде пустул, пузырьков с гнойным содержимым на вымени, очень напоминавших оспенные высыпания у человека. Однако коровья оспа у животных протекала значительно доброкачественнее, чем натуральная оспа у человека, и могла ему передаваться. Доярки часто переносили коровью оспу, но впоследствии не заражались натуральной. Факт, что в английской армии XVIII столетия заболеваемость оспой в кавалерии была значительно ниже, чем в пехоте, представляет собой явление того же порядка (инфицирование оспой лошадей, которая сообщала иммунитет к натуральной)[13].

Ещё в 1765 г. врачи Суттон и Фьюстер (Fewster) сообщили лондонскому медицинскому обществу, что оспа у дойных коров, если ею заражается человек, предохраняет его от заболевания натуральной человеческой оспой. Лондонское медицинское общество не согласилось с ними, признало их наблюдение простой случайностью, не заслуживающей дальнейшего исследования. Однако в 1774 г. английский фермер Бенджамин Джести успешно привил коровьей оспой свою семью, и то же сделал немецкий учитель Петер Плетт в 1791 г[14].

Независимо от них это обнаружил английский врач и натуралист Эдвард Дженнер, который, наблюдая за естественными случаями коровьей оспы 30 лет, 3 (14) мая 1796 г. решился произвести публичный опыт прививания коровьей оспы. В присутствии врачей и посторонней публики Дженнер снял оспу с руки молодой доярки Сары Нелмс, заразившейся коровьей оспой случайно, и привил её восьмилетнему мальчику Джеймсу Фиппсу. Оспа принялась, развилась только на привитых двух местах и протекла нормально. Затем 1 июля того же года Дженнер привил Фиппсу натуральную человеческую оспу, которая, как у защищённого предохранительной прививкой, не принялась[15].

Два года спустя Дженнер опубликовал свою работу под названием «An Inquiry Into the Causes and Effects of the Variolae Vaccinae, a Disease Discovered in Some of the Western Counties of England, Particularly in Gloucestershire, And Known by the Name of Cow-pox» (Исследование о причинах и действиях variolae vaccinae, болезни обнаруженной в некоторых западных графствах Англии, особенно в Глостершире, и известной под именем коровьей оспы, с таблицами, Л., 1798) (англ.). В этой брошюре Дженнер указывал, что коровья и натуральная оспа есть две формы одной и той же болезни, так что перенесение коровьей оспы сообщает невосприимчивость к натуральной[15].

Отступление человека от образа жизни, предначертанного ему природой, явилось для него причиной множества болезней. Обожая блеск, потакая своему желанию роскоши, и любя развлечения, он окружил себя великим числом животных, которые, возможно, не были изначально предназначены быть ему товарищами… Корова, свинья, овца, и лошадь — все они, ради различных целей, находятся под его опекой и покровительством… Не разумно ли будет предположить, что источник оспы есть заразительная материя особого рода, произошедшая от болезни лошади, и что случайные обстоятельства, снова и снова возникавшие, изменили эту болезнь так, что она обрела ту заразную и злокачественную форму, которую мы обычно видим при опустошениях среди нас?

Оригинальный текст (англ.)

THE DEVIATION of man from the state in which he was originally placed by nature seems to have proved to him a prolific source of diseases. From the love of splendour, from the indulgences of luxury, and from his fondness for amusement he has familiarised himself with a great number of animals, which may not originally have been intended for his associates... The cow, the hog, the sheep, and the horse, are all, for a variety of purposes, brought under his care and dominion...May it not then be reasonably conjectured that the source of the smallpox is morbid matter of a peculiar kind, generated by a disease in the horse, and that accidental circumstances may have again and again arisen, still working new changes upon it until it has acquired the contagious and malignant form under which we now commonly see it making its devastations amongst us?

В 1800 году вакцинация была признана обязательной в английской армии и на флоте. В эти годы она распространилась в английских колониях, Северной Америке и далее в Европе. В 1803 году испанский король, убеждённый в пользе вакцинации, приказал своему личному врачу Франциску Хавьеру де Бальми доставить вакцину в испанские владения в Северной и Южной Америке. Чтобы продержать её в пригодном состоянии во время путешествия, врач взял из сиротских приютов Испании 22 мальчиков в возрасте от 3 до 9 лет, прежде не имевших коровьей или натуральной оспы. Во время переезда через Атлантический океан де Бальми прививал сирот «живой цепочкой». Двое детей были привиты перед отъездом, и когда пустулы коровьей оспы появились на их руках, отделяемое из тех язв было употреблено для вакцинации двух следующих детей (англ.)[13].

В 1807 году Бавария стала первой страной, где оспопрививание было сделано обязательным для населения. В первые годы после изобретения вакцинации она производилась с руки на руку (коровья оспа прививалась одному человеку, затем, через несколько дней, отделяемое снималось с места прививки и использовалось как материал для следующей вакцинации). Этот способ (прививка гуманизированной лимфы) требовал повреждения оспинки на руке у привитого (при съёмке прививочного материала), что могло вызвать воспаление в месте прививки и замедлить заживление ранки. Кроме того, вместе с коровьей оспой могли передаваться возбудители различных болезней, в том числе сифилиса и рожи. Всё это, вместе взятое, побудило обратиться к животной лимфе. Оказалось, что безусловно безопасной является оспа у телят, которым первоначально привита самородная коровья оспа. Снятую у телят оспу прививают людям и ту же телячью оспу прививают другим телятам. Со времени употребления телячьей оспы (с 1860-х годов) оспопрививание стало доступно массам, так как стало возможно добывать потребный оспенный материал в любом количестве, весьма дёшево и распространять оспопрививание, не встречая сопротивления в народе, которому инстинктивно были противны съёмка оспы и прививание с руки на руку. Простейший способ приготовления вакцины состоял в соскабливании оспенных пустул у телят и растирании с глицерином (оспенный детрит)[15]. Уже в XX веке была предложена лиофильно высушенная вакцина. Такая вакцина обладала устойчивостью к температурному фактору, что было чрезвычайно важно для стран тропической Африки, Азии, Южной Америки, где жидкий препарат быстро инактивировался[12].

Оспа и оспопрививание в России[править | править код]

В России, как и повсюду, оспа не была редкостью — об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что существует более десятка русских фамилий, образованных от разных диалектных слов, обозначавших специфический внешний вид людей, которые переболели оспой (Рябовы, Рябцевы, Рябинины, Щедрины, Шадрины, Корявины и др.). Однако само слово «оспа» встречается впервые лишь в 1653 году, в переписке доктора Белау (прозванного в России Белоусовым) с аптекарским приказом, которому он предложил приобрести у него чудодейственное средство «инрог» (единорог) против неё. В 1680 году уже был издан указ о мерах предупреждения против распространения оспы, за которым в последовавшее время следовали разные правила о порядке объявления и пресечения развития этой болезни[10].

В начале XVII столетия, начиная с 1610 г., оспа начала распространяться в Сибири (среди остяков), а в 1788 г. достигла Камчатки, истребив ⅓, ½ и даже ¾ иных племён. Желая предохранить себя от заразы, устраняли больных оспою, избегали всяких сношений с ними, но и эти меры предосторожности не помешали однако императору Петру II заразиться и умереть от оспы 18 января 1730 г., на 15-м году жизни. Смертность доходила до таких громадных размеров, что барон Димсдаль (в 1768 г.) уверял, будто в России ежегодно умирает от оспы 2 000 000 людей (?!), между тем как во времена Екатерины у нас не только не имели понятия о цифре смертности в России, но даже и не знали числа городов[16]

В. Н. Жук. «Мать и дитя» — СПб., 1906 г.

14-летний император Пётр II скончался от оспы в 1730 г. Заразился он после того, как один из князей Долгоруких, имея у себя дома больных оспой, явился к царскому двору, невзирая на воспрещение этого, сделанное Меншиковым ещё в 1727 г. Также натуральную оспу впоследствии перенёс Пётр III, ещё до того как стал императором[11].

Первые прививки (вариоляции) в России сделал специально приглашённый из Англии врач Томас Димсдейл. При этом Екатерина II решила подать подданным личный пример: в ночь на 12 (23) октября 1768 года прививку от оспы сделали само́й императрице. Материал для прививки был взят у крестьянского мальчика Александра Маркова, за что ему впоследствии были пожалованы дворянство, фамилия Марков-Оспенный и дворянский герб с изображением обнажённой руки, выше локтя которой имелась зрелая оспина. Среди первых привитых оказались также великий князь Павел Петрович и великая княгиня Мария Фёдоровна[17][18]. Через несколько лет также были привиты и внуки Екатерины Александр и Константин Павловичи. Оспенную материю для последней прививки дал 12-летний Александр Брискорн, будущий генерал-майор, которого за это приняли в Инженерный корпус.

В XVIII веке от натуральной оспы в России умирал каждый седьмой ребёнок. В конце XVIII века вариоляции подлежали все поступающие в кадетские корпуса, если они до того не переносили натуральной оспы. Тогдашний кадет, будущий историк, писатель Сергей Глинка, описывал это в своих воспоминаниях:

В корпусе был учрежден оспенный зал. Хотя у меня ещё дома была сильная оспа, но она не оставила никаких следов, а потому в числе 80 кадет поместили туда и меня, тут же был и десятилетний товарищ мой Головня. По привитии оспы он слег. Видя его страдание, я… ухаживал за ним…когда он кликал меня голосом слабым и унылым. На руках моих он испускал последнее дыхание.

C. Н. Глинка. «Записки»[19] — СПб., 1895 г.

Несмотря на подобные несчастные случаи, неизбежные при массовых прививках потенциально смертельной вакцины, вариоляция распространилась во многих городах Российской империи. Были открыты оспенные дома в Санкт-Петербурге, Москве, Ораниенбауме, Царском Селе, Киеве (1783 г.) и даже в Иркутске (1772 г.). За каждого привитого выдавали серебряный рубль[15]. Екатериной II был издан указ об обязательном оспопрививании.

Однако, благодаря тому, что дело попало сразу в руки грубых неучей — оспенников, благодаря тому, что полицией пускались в ход насильственные приёмы для привлечения населения к прививкам, а население, при общей неразвитости, не понимало и не могло понять пользу прививок — благодаря всему этому, закон о прививках успеха не имел. К этому времени и в Европе наступает разочарование в целесообразности вариоляции.

врач В. И. Б - н, «К столетию открытия оспопрививания»[14] — СПб., журнал «Мир Божий», 1896 г.

В России вакцинация по методу Дженнера была начата в октябре 1801 г. Оспопрививание было произведено в Московском воспитательном доме профессором Е. О. Мухиным. Материал для прививок был прислан вдовствующей императрицей Марией Фёдоровной, состоявшей в переписке с самим Дженнером (по данным из немецких источников — вакцина была прислана из Бреславля доктором Фризе, а прививку осуществил врач Шульц). Первым привитым стал воспитанник Антон Петров. По повелению императрицы Петрову была присвоена фамилия Вакцинов, и он был награждён пожизненной пенсией. Воспитательный дом на долгое время стал важным московским оспопрививательным пунктом, где самостоятельно изготавливали вакцину и прививали всем желающим. Дженнер в 1814 году посетил Россию, и был представлен императору Александру I[9].

В 1802 году доктор Франц Буттац, изучавший вакцинацию в Англии, совершил по поручению правительства поездку по России для прививания оспы; выехав из Санкт-Петербурга, он через Новгород, Тверь, Москву, Калугу, Тулу, Курск и так далее добрался до Нерчинска и Кяхты, а обратный путь совершил по другой дороге[20].

В 1815 году в России был учреждён оспопрививательный комитет, на обязанности которого лежало составление списков детей, которым оспа не была ещё привита, и подготовление искусных оспенников. В распространении в России оспопрививания видное участие принимало Вольное экономическое общество, особенно с 1824 года, когда в составе общества открыто было отделение под названием попечительного о сохранении здоровья человечества и всяких домашних животных. Общество рассылало по всей России оспенную материю, инструменты, заботилось о подготовке опытных оспопрививателей, распространяло сотни тысяч брошюр на русском и инородческих языках[21]. Впоследствии функции оспопрививания были переданы земским учреждениям[10]. Однако до Октябрьской революции в России все ещё не была введена обязательная вакцинация, что сильно сказывалось на статистике смертности. В конце XIX в. медик-писатель Святловский писал: «В Англии, где введены обязательные вакцинации и ревакцинация, умирает в среднем за год от этой болезни 1, и самое большее — 12 человек. Заметим — это во всей Англии; в Австрии же, не имеющей обязательного закона, в самые лучшие годы умирает от оспы не менее 5 тысяч человек за год. В одной Вене, или у нас в Варшаве, умирает от оспы ежегодно более, чем в целой Англии или даже в целой Германии»[9].

10 апреля 1919 г. вышел декрет СНК РСФСР «Об обязательном оспопрививании», имевший всеобщий характер. В 1924 г. был издан новый закон об обязательной вакцинации и ревакцинации. В 1919 году было зарегистрировано 186 000 больных натуральной оспой, в 1925 году — 25 000, в 1929 году — 6094, в 1935 году — 3177; к 1936 году натуральная оспа в СССР была ликвидирована[22][23].

Вспышка оспы в Москве в 1959—1960 гг.[править | править код]

Хотя болезнь и была побеждена в границах СССР путём всеобщей вакцинации ещё в 1936 году, вспышка оспы, завезённой из-за рубежа, произошла в Москве в декабре 1959 — январе 1960 гг. Благодаря эффективной работе эпидемиологической службы, органов правопорядка и государственной власти она была быстро локализована и побеждена. За месяц было вакцинировано 5 559 670 москвичей и более 4 000 000 жителей Подмосковья[24].

Московский художник Кокорекин посетил Индию. Ему довелось присутствовать на сожжении умершего брамина. Набравшись впечатлений и подарков для любовницы и жены, он вернулся в Москву на сутки раньше, чем его ждала жена. Эти сутки он провёл у любовницы, которой отдал подарки и в объятиях которой не без приятности провёл ночь. Подгадав по времени прилёт самолёта из Дели, он на следующий день приехал домой. Отдав подарки жене, он почувствовал себя плохо, повысилась температура, жена вызвала «Скорую помощь», и его увезли в инфекционное отделение больницы имени Боткина… К утру больной затяжелел и умер. Производивший вскрытие патологоанатом пригласил в секционный зал заведующего кафедрой академика Н. А. Краевского. К Николаю Александровичу приехал в гости старичок патологоанатом из Ленинграда, его пригласили к секционному столу. Старичок посмотрел на труп и сказал — «Да это, батенька, variola vera — чёрная оспа». Старик оказался прав… Завертелась машина Советского здравоохранения. Наложили карантин на инфекционное отделение, КГБ начал отслеживать контакты Кокорекина… Как выяснилось, жена и любовница повели себя одинаковым образом — обе побежали в комиссионные магазины сдавать подарки. Обозначились несколько случаев заболевания оспой в Москве, окончившихся летальным исходом. Больницу закрыли на карантин, было принято решение вакцинировать оспенной вакциной всё население Москвы.

Всего во время данной вспышки в Москве от Кокорекина заразилось 19 человек (7 родственников, 9 человек персонала и 3 пациента больницы, в которую он был госпитализирован с нераспознанной оспой). От них заразились ещё 23 человека и от последних ― ещё трое. 3 из 46 заразившихся скончались[12].

Массовая вакцинация[править | править код]

Рубец после вакцинации от натуральной оспы

В Америке, Азии и Африке оспа держалась ещё почти двести лет после изобретения вакцинации. В XX веке вирус унёс жизни 300—500 миллионов человек[25][26][27]. В конце 1960-х годов оспа поражала 10—15 млн непривитых людей. В 1958 году замминистра здравоохранения СССР В. М. Жданов выступает на XI сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения с программой искоренения оспы во всём мире[28]:46. За выступлением последовала резолюция WHA11.54, единогласно принятая ассамблеей и положившая начало кампании по борьбе с оспой[29]. В 1967 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) принимает решение об интенсификации искоренения натуральной оспы с помощью массовой вакцинации человечества.

Последний случай заражения натуральной оспой естественным путём был описан в Сомали в 1977 году. В 1978 году зафиксирован и последний случай лабораторного заражения. Официально об искоренении оспы было объявлено в 1980 году на Ассамблее ВОЗ, чему предшествовало соответствующее заключение комиссии специалистов, вынесенное в декабре 1979 года[30].

Затраты на кампанию по ликвидации оспы с 1967 по 1979 год составили 298 миллионов долларов США (примерно 2,16 миллиарда долларов в ценах 2018 года), или 29 миллионов долларов в год. 200 миллионов долларов выделили африканские страны, для которых оспа являлась эндемическим заболеванием, остальные 98 миллионов долларов предоставили другие страны мирового сообщества[31]. С 1958 по 1979 год СССР предоставил полтора миллиарда доз вакцины против оспы, а также направлял специалистов в места распространения заболевания в азиатских и африканских странах[28]:46.

Натуральная оспа — первое из двух инфекционных заболеваний (второе — чума крупного рогатого скота), побеждённое с помощью массовой вакцинации. Прививки против натуральной оспы в СССР прекратились в 1978—1982 годах.[источник?]

Вакцинация в XXI веке[править | править код]

В 2001 году в США президент Джордж Буш-младший приказал привить оспу всем военнослужащим, после того как были разосланы споры сибирской язвы и возникла угроза применения оспы как биологического оружия.

Вирионы натуральной оспы (увеличено в 370 000 раз)

В типичных случаях оспа характеризуется общей интоксикацией, лихорадкой, своеобразными высыпаниями на коже и слизистых оболочках, последовательно проходящими стадии пятна, пузырька, пустулы, корочки и рубца.

Возбудитель оспы относится к вирусам семейства Poxviridae, подсемейства Chordopoxviridae, рода Orthopoxvirus; содержит ДНК, имеет размеры 200—350 нм, размножается в цитоплазме с образованием включений. Вирус натуральной оспы имеет антигенное родство с эритроцитами группы А крови человека, что обусловливает слабый иммунитет, высокую заболеваемость и смертность соответствующей группы лиц. Он устойчив к воздействию внешней среды, особенно к высушиванию и низким температурам. Он может длительное время, в течение ряда месяцев, сохраняться в корочках и чешуйках, взятых с оспин на коже больных, в замороженном и лиофилизированном состоянии остаётся жизнеспособным несколько лет.

Натуральная оспа относится к антропонозам и представляет собой высококонтагиозную, особо опасную инфекцию. К оспе восприимчивы все люди, если у них нет иммунитета, полученного в результате перенесённого ранее заболевания или вакцинации. Натуральная оспа была широко распространена в Азии и Африке. Является воздушно-капельной инфекцией, однако возможна инокуляция вируса при непосредственном соприкосновении с поражённой кожей больного или инфицированными им предметами. Заразность больного наблюдается на протяжении всего заболевания — от последних дней инкубации до отторжения корочек. Трупы умерших от оспы также сохраняют высокую заразность.

При вдыхании заражённого воздуха вирусы попадают в

ru.wikipedia.org

когда перестали делать, кто придумал вакцину

В связи с появлением в Европе, в Украине и в России, в частности в Волгоградской области, таких инфекционных заболеваний, как корь и ветрянка, возобновились дискуссии между последователями и противниками вакцинации. Но речь в этом обзоре пойдет о другом заразном заболевании, о черной оспе, как о примере того, что история оспенной вакцины дает понять – человечество обладает возможностями для того, чтобы обуздать любые эпидемии инфекционных болезней.

Что касается продолжающихся споров о вакцинациях, то, казалось, что вопрос о необходимости прививок был окончательно закрыт, и начинать дискуссии по этому поводу является бессмысленным занятием, когда еще в 1980-м было объявлено о полной победе над оспой. Что стало результатом инициативы Советского Союза, который в 1958-м на саммите ВОЗ предложил осуществить оспенную вакцинацию всем людям в мире.

Однако сейчас под влиянием ложной информации или фейк-ньюс о вреде прививок, появилось много сторонников отказа от вакцинации. Отказ от прививок толкает не только этих людей и их окружение на смертельную опасность, но и все человечество ставит под угрозу эпидемий.

Кто придумал, а также сделал прививку от оспы впервые?

На протяжении столетий население планеты подвергалось заражению такого заболевания, как черная или натуральная оспа, появившейся еще в глубокой древности в результате мутации вируса болезни верблюдов, унося десятки тысяч ежегодно, а при эпидемиях и миллионы людских жизней.

Что касается оспенных эпидемий, то впервые о них стало известно в 4-м веке в Китае и в 6-м веке на Корейском полуострове уже нашей эры. Причем эпидемия оспы 6-го века погубила половину тогдашнего населения корейцев.

В 8-м веке оспа появилась на территории теперешней Европы и Ближнего Востока, в частности в Испании и в Италии, на Сицилии, в Палестине. Пик оспенной эпидемии в Старом Свете пришелся на 15-й век, и в последующие времена эта инфекция уносила жизни около миллиона европейцев ежегодно.

Что касается появления такого метода борьбы с инфекцией, как прививание, то еще китайские лекари заметили, что те, кто переболел оспой, в дальнейшем не подвергались заражению. В 10-м веке китайские врачи освоили первый метод вдувания через трубку в нос пациентов частиц из оспенных болячек.

Правда, этот способ был опасен, так как существовал риск, что материал может быть взят у больных с острой степенью заболевания, что вело к гибели привитых.

Есть документальное подтверждение тому, что в 1701-м константинопольские врачи (переняв этот опыт у черкесов) освоили метод прививки, который назвали вариоляцией (variola толмачами с латыни переводится как оспа). Хотя и не всегда вариоляция была успешной, так как от 1 до 3-х процентов привитых все равно умирали.

А в периоды эпидемий смертность среди тех, кому не делали вариоляцию, доходила до 20 процентов заболевших. В Англию материал для вариоляции привезла жена посла в Константинополе по имени Мэри Монтегю, сделав прививку от оспы сначала своему ребенку, а затем уговорила привить детей Уэльскую принцессу.

Однако перед тем как сделать вариоляцию детям королевской семьи, прививание осуществили полдюжины заключенным, пообещав им освобождение. Дата 1722-й год считается началом распространения вариоляции в Англии, после того как были привиты двое девочек королевской семьи.

Интересен факт, что мотивом для вариоляции детей, причем именно девочек, было то, что оспенные шрамы обезображивали лица переболевших, и это было скорее не заботой о здоровье, а о красоте будущих невест.

А что касается России, то 1768 год ознаменован тем, что первой решившейся сделать прививку от оспы стала Екатерина Великая, но об этом позже.

Современная иммунология считает, что первый изобретатель оспенной вакцины – это английский врач по имени Эдвард Дженнер, который в 1798-м опубликовал результаты прививок от коровьей оспы человеку.

Сам способ вакцинации придумал все-таки не он, а некий английский фермер Бенджамин Джести, который в 1774-м вязальной иглой ввел коровью оспу как своей жене, так и ребенку с целью их защиты от черной оспы.

Как Эдвард Дженнер получил оспенную вакцину?

Как и любое изобретение, открытие озаряет наблюдательных людей. Эдвард Дженнер заметил парадокс доярок, которые не заражаются оспой.

Поэтому он сделал предположение, что между заболеваниями людей и животных существует обратная связь и пришел к заключению о необходимости намеренно заражать людей коровьей болезнью для защиты их от черной оспы.

Кстати, термин «вакцинация» начал использовать первым Дженнер, так как vaccinia – это название коровьей оспы по латыни. Его заслуга в том, что он первым опубликовал свои исследования, хотя признание вакцинация от оспы получила позже, в 19-м веке.

Кому первому ввели оспенную вакцину?

В 1796-м Дженнер прививает коровью оспу Фиппсу, мальчику восьми лет. Когда тот переболел, врач заразил его натуральной оспой, и в результате Фиппс остался здоров.

Этот опыт Дженнера есть во всех учебниках по иммунологии, однако далеко не во всех публикациях говорится, что он не первый и далеко не единственный, кто додумался прививать коровью оспу для защиты от настоящей инфекции.

Кроме упоминаемого ранее фермера Джасти процедуру вакцинации осуществил в 1791-м некий Петер Плетт. Кстати, он тоже пришел к мнению о необходимости преднамеренного заражения коровьей оспой в результате наблюдения за доярками.

Ради справедливости следует признать, что именно безвестным дояркам нужно отдать первенство по прививкам оспенной вакцины.

История вакцинации в России

Вплоть до 17-го века нет письменных упоминаний об оспе в России, однако это не говорит о том, что болезнь отсутствовала. И тут в 1730-м от оспы умирает в юном возрасте император Петр II. Потом заражается Петр III, он выживает и до конца жизни испытывает комплексы в связи с уродством.

Инициатором вариоляции в России стала Екатерина, вероятно, видя перед собой обезображенное оспой лицо своего мужа Петра III.

Она же и показала пример своим подданным, одной из первых сделав прививку в 1768-м, которую осуществил английский врач Томас Дистейл. Императрица настояла на том, чтобы прошли вариоляцию как наследник престола, так и впоследствии ее внуки. Помимо этого, она издала указ о массовых прививках.

И первым стали в России это делать учащимся кадетам, а также солдатам и офицерам императорской армии. Ясно, что методология прививок была иногда губительной, но это, тем не менее, дало свои результаты резким снижением распространения инфекции и, безусловно, спасло многие сотни тысяч жизней.

Первым привитым по методике Дженнера в России стал мальчик Антон, которому в 1801-м императрица Мария Федоровна дала фамилию Вакцинов. Оспенные прививки в России применялись повсеместно вплоть до 1919-го, когда это стало обязательной процедурой.

К 1935 году в СССР заболело 3 тыс. человек. А в следующем 1936-м уже не было случаев такого заболевания. Правда, в самом конце 50-х была вспышка оспы в Москве, что распространилась от советского туриста, который путешествовал в Индии. Заболело тогда около 50 человек, и трое зараженных умерли.

В 1958-м Советский Союз инициировал на Ассамблее здравоохранения принятие программы борьбы с оспой. И, как результат, через 20 лет, а именно в 1978-м не было зафиксировано ни одного заболевания черной оспой в мире.

Когда перестали делать прививку от оспы?

Массовый характер прививок от оспы сделал окончательной победу над инфекцией в мире, которая была объявлена в 1980-м.

В 1982-м оспенная прививка на территории Советского Союза была прекращена. Что касается других стран, то информация насчет оспопрививания противоречивая.

Известно, что, например, в США, в 2001-ом рассылка писем с якобы сибирской язвой и в связи с угрозой распространения также и черной оспы вынудила Президента этой страны приказать сделать оспенную вакцинацию всем военнослужащим.

В каких случаях детей и взрослых прививают оспенной вакциной?

Сейчас оспенную прививку в России не проводят. Но, тем не менее, есть риски заражения этой болезнью некоторых категорий работников (например, тех, кто по роду службы занимается с обезьянами), и они должны проходить вакцинацию в обязательном порядке.

Если обнаружится заболевание черной оспой на какой-либо территории, то в этом случае вакцинации подвергаются все жители региона: и дети, и взрослые. Именно так было во время московской вспышки оспы, когда все население столицы прошло вакцинацию.

Видео по теме

От чего исчезла натуральная оспа? Помогли ли этому прививки? Ответы в видео:

Уже несколько поколений россиян не прошли оспенную вакцинацию, поэтому врачи бьют тревогу о том, что иммунизация населения настолько ослабла, что является угрозой в виде появления вспышек инфекции оспы.

vactsina.com

Борьба с эпидемией оспы, или История создания первых прививок

Два столетия назад вакцинация стала спасением для миллионов людей во время страшной эпидемии оспы. Дэйли Бэби подготовили для вас материал с интересными фактами об истории прививок.

Термин вакцинации — от латинского Vacca — «корова» —в конце 19 века ввёл в обиход Луи Пастер, который отдал должное уважение своему предшественнику — английскому доктору Эдварду Дженнеру. Доктор Дженнер в 1796 году впервые провел вакцинацию по своему методу. Заключался он в том, что биоматериалы брали не от человека, который болел “натуральной” оспой, а от доярки, которая заразилась неопасной для человека “коровьей” оспой. То есть неопасное могло защитить от более опасной инфекции. До изобретения этого метода часто вакцинация заканчивалась смертью.

Прививаться от оспы, эпидемии которой иногда забирали жизни целых островов, придумали ещё в древности. Например, в 1000 году н.э. упоминания о вариоляции — введении группе риска содержимого оспенных пузырьков — были в аюрведических текстах в Древней Индии. 

А в древнем Китае таким способом начали защищаться ещё в 10 веке. Именно Китаю принадлежит первенство метода, когда сухие струпья оспенных болячек давали вдыхать здоровым людям во время эпидемии. Такой метод был опасен тем, что, когда люди брали материал у больных оспой, они не знали, как проходит болезнь: в лёгкой или тяжёлой степени. Во втором случае привитые могли умереть. 

Доктор Дженнер — первый оспопрививатель

Наблюдая за здоровьем доярок, доктор Эдвард Дженнер заметил, что они не болеют «натуральной» оспой. А если и заражаются, то переносят в лёгкой форме. Врач внимательно изучал метод вакцинации, который в начале века привезла в Англию из Константинополя супруга английского посла Мэри Уортли Монтегю. Именно она в начале 18 века привила своих детей, а потом заставила привить себя, короля и Королёву Англии с их детьми.

© C. Manigaud

И, наконец, в 1796 году доктор Эдвард Дженнер привил восьмилетнего Джеймса Фиппса. Он втер ему в царапину содержимое оспенных пустул, которые появились на руке у доярки Сарры Нелсис. Через полтора года мальчику был привита настоящая оспа, но пациент не заболел. Процедуру повторяли два раза, и результат всегда был успешным.

Не все приняли этот метод борьбы с эпидемиями. Особенно против было, как всегда, духовенство. Но жизненные обстоятельства заставляли все чаще использовать метод доктора Дженнера: стали прививаться солдаты армии и флота. В 1802 году британский парламент признал заслуги доктора и наградил его 10 тысячами фунтов, а через пять лет — еще 20 000. Его достижения признали по всему миру и Эдвард Дженнер был при жизни принят в почетные члены различных научных обществ. А в Великобритании было организовано Королевское Дженнеровское общество и Институт оспопрививания. Дженнер стал его первым и пожизненным руководителем.

Развитие в России

В нашу страну вакцинация также пришла из Англии. Не первыми, но самыми именитыми привитыми оказались императрица Екатерина Великая и ее сын Павел. Вакцинацию проводил английский доктор, который взял биоматериал у мальчика Саши Маркова — впоследствии тот стал носить двойную фамилию Марков-Оспенный. Через полвека, в 1801 году, с лёгкой руки императрицы Марии Фёдоровны появилась фамилия Вакцинов, которую дали мальчику Антону Петрову — первому привитому в России по методу доктора Дженнера.

Вообще историю оспы в нашей стране можно изучать по фамилиям. Так, до начала 18 века письменных упоминаний об оспе в нашей стране не было, но фамилии Рябых, Рябцев, Щедрин («рябой») говорят как раз о том, что болезнь существовала, как и везде, с древнейших времён. 

После Екатерины II вакцинация стала модной, благодаря примеру августейшей особы. От оспы прививались даже те, кто уже переболел и приобрёл иммунитет от этой болезни. С тех пор прививки от оспы проводились повсеместно, но обязательными стали только в 1919 году. Именно тогда число заболевших снизилось со 186 000 до 25 000. А в 1958 году на Всемирной Ассамблее здравоохранения Советским союзом была предложена программа по абсолютному устранению оспы в мире. В результате этой инициативы с 1977 года не было зарегистрировано ни одного случая заболевания оспой.

Луи Пастер

Огромный вклад в изобретение новых вакцин и науку внёс французский ученый Луи Пастер, имя которого дало название методу обеззараживания продуктов — пастеризации. Луи Пастер рос в семье кожевника, хорошо учился, имел талант к рисованию, и если бы не увлечение биологией, мы могли бы иметь великого художника, а не ученого, которому мы обязаны излечением от бешенства и сибирской язвы. 

© Картина Альберта Эдельфельта «Луи Пастер»

В 1881 году он продемонстрировал обществу действие прививки против сибирской язвы на овцах. Также он разрабатывал прививку против бешенства, но опробовать ее ему помог случай. 6 июля 1885 году к нему как к последней надежде привели мальчика. Его покусала бешеная собака. На теле ребёнка было найдено 14 укусов, он был обречён умереть в бреду от жажды, будучи парализованным. Но через 60 часов после укуса ему ввели первый укол от бешенства. Во время вакцинации мальчик жил в доме ученого, а 3 августа 1885 года,  почти через месяц после укуса, вернулся домой здоровым ребёнком — после введения 14 уколов он так и не заболел бешенством.

После этого успеха в 1886 году во Франции была открыта Пастеровская станция, где прививали от холеры, сибирской язвы и бешенства. Примечательно то, что 17 лет спустя Жозеф Мейстер — первый спасённый мальчик — устроился сюда вахтёром. А в 1940 году покончил жизнь самоубийством, отказавшись от требования гестапо вскрыть гробницу Луи Пастера.

Луи Пастером также открыт метод ослабления бактерий для изготовления вакцин, поэтому мы обязаны учёному не только вакцинами против бешенства и сибирской язвы, но и будущими вакцинам, которые, возможно, спасут нас от смертельных эпидемий.

Другие открытия и факты

В 1882 году Роберт Кох выделил бактерию, которая является причиной развития туберкулеза, благодаря ему в будущем появилась прививка БЦЖ.

В 1891 году врач Эмиль фон Беринг спас ребёнку жизнь, сделав первую в мире прививку от дифтерии.

В 1955 году вакцина Джонаса Солка против полиомиелита была признана эффективной.

А в 1981 году стала доступной прививка против гепатита В.

В настоящее время нам известны 30 прививок от инфекционных заболеваний. На этом наука не останавливается. И хоть сейчас все больше появляется людей, которые отказываются от прививок, их значение переоценить нельзя. Благодаря им целые города не вымирают от оспы; дети переносят без последствий коклюш и корь; мы забыли, что такое полиомиелит, а главное — защищаем наших детей от опасных болезней и их последствий.

Спецпроект «Вакцинация: последняя битва»

Все материалы спецпроекта


— поделитесь с друзьями!


Подпишитесь на нас в фейсбуке:

dailybaby.ru

Оспа от императрицы, или Первая российская прививка | История | DW

Шел октябрь 1768 года. В пышном дворце Царского села тайно от всех болела Екатерина Вторая. А лейб-медик императрицы Димсдейл записывал в дневнике с восторгом: "Много других оспин появилось и оспа совсем налилася, по желанию к великому удовольствию". Его радость объяснялась просто: императрица, урожденная немецкая принцесса София фон Анхальт-Цербстская, решила испытать на себе новомодное тогда средство против оспы, прежде чем внедрять его в России, и опыт удался.

Мало кому удавалось избежать оспы и любви

Натуральная или черная оспа начала свирепствовать в Европе с VI века. Вымирали целые города. Повстречать горожанина без шрамов от заживших оспенных язв на лице в те годы было практически невозможно. Во Франции полиция считала в XVIII века "отсутствие следов оспы на лице" одной из особых примет. А у немцев была в ходу поговорка "Von Pocken und Liebe bleiben nur Wenige frei" - "Мало кому удается избежать оспы и любви".

Екатерининский дворец. Царское Село

Первым методом борьбы с оспой в Европе была вариоляция. Как поясняет профессор Юрий Зобнин из Санкт-Петербурга, суть метода заключалась в том, что из оспин выздоравливающих больных извлекали биологический материал, который затем искусственно прививали здоровым людям. В XVIII веке это проделывали так: протягивали зараженную нитку под надрезанной кожей.

Для Европы вариоляцию открыла жена британского посла, вернувшегося в Лондон из Турции. Но вариоляция не давала стопроцентной гарантии. А до изобретения Дженнера, то есть до прививки коровьей оспы, не опасной для человека, которую всем стали делать повально в XX веке, еще оставалось полвека. Поэтому в Англии решили проверить надежность метода, поэкспериментировав с преступниками и детьми из сиротских приютов. После этого и семья британского короля Георга I все-таки решилась на зараженные нитки.

Рисковая императрица

И в России эпидемии оспы принимали ужасающий размах. Судить об этом можно хотя бы по количеству дошедших до наших дней фамилий, этимология которых уходит к прозвищам: Рябовы, Рябцевы, Рябинины, Щедрины, Шадрины, Корявины. И фамилия автора этой статьи – Рябко – тоже оттуда. Но экспериментов по проверке вариоляции в России не ставили. Узнав о прививке, императрица Екатерина Вторая решила испробовать ее сначала на себе.

Екатерина сделала прививку от оспы тайно, в присутствии лишь самых доверенных приближенных. "Прививание оспы считалось делом опасным, и императрица не могла без одобрения двора рисковать своим здоровьем, - рассказывает кандидат исторических наук Вадим Эрлихман. - На другой день она отправилась в Царское Село, где неделю лечилась вплоть до полного выздоровления. По официальной версии, материал был взят у сына вахмистра Александра Маркова шести-семи лет, который получил затем дворянство и фамилию Оспенный".

Судя по воспоминаниям лекаря, императрица вела себя покорно: "19 дня октября всю ночь дремала и засыпала, но сон много раз прерывался. Боль в голове и спине продолжалась с лихорадкою. Руки рделись гораздо больше, и вечер многие пупырышки, слившиеся вместе, показались кругом около ранок. Кушать весь день нимало не хотелось, и не изволила кушать ничего, кроме немножко чаю, овсяной кашицы и воды, в которой варены были яблоки". Потом был привит наследник Павел Петрович. Английский врач Томас Димсдейл за прививку оспы Екатерине получил баронский титул, звание лейб-медика и большую пенсию.

Быть по моде

Но не титул, не звание или имение, а оспинку от императрицы, - вот что стало мечтой каждого придворного. По данным Александры Бекасовой, декана факультета истории Европейского университета в Петербурге, вскоре после эксперимента от Екатерины "инокулировались" около 140 аристократов.

Сегодня такие прививки - привычное дело

"Ныне у нас два разговора только: первой о войне (Русско-Турецкой - прим. автора), а второй о прививании. Начиная от меня и сына моего, который также выздоравливает, нету знатного дома, в котором не было по нескольку привитых, а многие жалеют, что имели природную оспу и не могут быть по моде. Граф Григорий Григорьевич Орлов, граф Кирилл Григорьевич Разумовской и бесчисленных прочих прошли сквозь руки господина Димсдаля, даже до красавиц... Вот каков пример", - писала императрица в письме к будущему вице-президенту Адмиралтейств-коллегии, а тогдашнему чрезвычайному и полномочному послу в Англии, графу Чернышеву.

Пример Екатерины можно назвать, говоря современным зыком, PR-акцией. Но нельзя забывать и том, какому риску подвергала она свою жизнь, первой испробовав на себе вакцинацию. И риск этот оправдался – не только для нее, но и для очень многих ее подданных.

www.dw.com

Первые опыты вакцинации. История вакцинации.

1796 год стал переломным в истории вакцинации, и связан он с именем английского врача Э. Дженнера. Во время практики в деревне Дженнер обратил внимание, что фермеры, работающие с коровами, инфицированными коровьей оспой, не болеют натуральной оспой. Дженнер предположил, что перенесенная коровья оспа является защитой от человеческой, и решился на революционный по тем временам эксперимент: он привил коровью оспу мальчику и доказал, что тот стал невосприимчивым к натуральной оспе – все последующие попытки заразить мальчика человеческой оспой были безуспешными. Так появилась на свет вакцинация (от лат. vacca – корова), хотя сам термин стал использоваться позже. Благодаря гениальному открытию доктора Дженнера была начата новая эра в медицине. Однако лишь спустя столетие был предложен научный подход к вакцинации. Его автором стал Луи Пастер.

В 1880 году Пастер нашел способ предохранения от заразных заболеваний введением ослабленных возбудителей. Французский ученый Луи Пастер стал человеком, который совершил прорыв в медицине (и иммунологии, в частности). Он первым доказал, что болезни, которые мы сегодня называем инфекционными, могут возникать только в результате проникновения в организм микробов из внешней среды. В 1880 году Пастер нашел способ предохранения от заразных заболеваний введением ослабленных возбудителей, который оказался применимым ко многим инфекционным болезням. Пастер работал с бактериями, вызывающими куриную холеру. Он концентрировал бактериальные препараты настолько, что их введение даже в ничтожных количествах вызывало гибель кур в течение суток. Однажды, проводя свои эксперименты, Пастер случайно использовал культуру бактерий недельной давности. На этот раз болезнь у кур протекала в легкой форме, и все они вскоре выздоровели. Ученый решил, что его культура бактерий испортилась и приготовил новую. Но и введение новой культуры не привело к гибели птиц, которые выздоровели после введения им «испорченных» бактерий. Было ясно, что инфицирование кур ослабленными бактериями вызвало появление у них защитной реакции, способной предотвратить развитие болезни при попадании в организм высоковирулентных микроорганизмов.

Если вернуться к открытию Дженнера, то можно сказать, что Пастер привил «коровью оспу» для того, чтобы предотвратить заболевание обычной «оспой». Отдавая долг первооткрывателю, Пастер также назвал открытый им способ предупреждения инфекционной болезни вакцинацией, хотя, конечно же, никакого отношения к коровьей оспе его ослабленные бактерии не имели.

«Думать, что открыл важный факт, томиться лихорадочной жаждой сообщить о нём и сдерживать себя днями, неделями, годами, бороться с самим собой и не объявлять о своём открытии, пока не исчерпал всех противоположных гипотез – да, это тяжёлая задача»

Луи Пастер

В 1881 году Пастер произвел массовый публичный опыт, чтобы доказать правильность своего открытия. Он ввел нескольким десяткам овец и коров микробы сибирской язвы. Половине подопытных животных Пастер предварительно ввел свою вакцину. На второй день все невакцинированные животные погибли от сибирской язвы, а все вакцинированные – не заболели и остались живы. Этот опыт, протекавший на глазах у многочисленных свидетелей, был триумфом ученого.

В 1885 году Луи Пастером была разработана вакцина от бешенства – заболевания, которое в 100% случаев заканчивалось смертью больного и наводило ужас на людей. Дело доходило до демонстраций под окнами лаборатории Пастера с требованием прекратить эксперименты. Ученый долго не решался испробовать вакцину на людях, но помог случай. 6 июля 1885 года в его лабораторию привели 9-летнего мальчика, который был настолько искусан, что никто не верил в его выздоровление. Метод Пастера был последней соломинкой для несчастной матери ребенка. История получила широкую огласку, и вакцинация проходила при собрании публики и прессы. К счастью, мальчик полностью выздоровел, что принесло Пастеру поистине мировую славу, и в его лабораторию потянулись пострадавшие от бешеных животных не только из Франции, но и со всей Европы (и даже из России).

«Думать, что открыл важный факт, томиться лихорадочной жаждой сообщить о нём и сдерживать себя днями, неделями, годами, бороться с самим собой и не объявлять о своём открытии, пока не исчерпал всех противоположных гипотез – да, это тяжёлая задача»

Луи Пастер

С тех пор появилось более 100 различных вакцин, которые защищают от сорока с лишним инфекций, вызываемых бактериями, вирусами, простейшими.

yaprivit.ru

Первая прививка от оспы в России: история вакцинации

В будущем году исполнится 250 лет с момента, когда была сделана первая прививка от оспы в России. Истории вакцинации от этого опасного заболевания посвящена наша статья.

Несколько слов о заболевании оспа

По утверждению ученых, эта высокозаразная инфекция появилась на нашей планете между 66-14 тысячелетиями до нашей эры. Однако, согласно результатам последних научных исследований, человечество стало болеть оспой лишь около 2000 лет назад, заразившись от верблюдов.

В типичных случаях заболевание сопровождалось лихорадкой, общей интоксикацией, а также появлением своеобразных высыпаний на слизистых оболочках и коже, которые последовательно проходили через стадии пятен, пузырьков, пустул, корочек и рубцов.

Оспой может заразиться любой человек, если у него нет иммунитета, полученного в результате вакцинации или заболевания, перенесенного ранее. Болезнь передается воздушно-капельным путем, поэтому от нее чрезвычайно трудно защититься. В то же время возможно заражение при непосредственном контакте с пораженной кожей больного или какими-либо инфицированными предметами. Больной представляет опасность для окружающих на протяжении всего заболевания. Даже трупы умерших от оспы долгое время сохраняют заразность.

К счастью, в 1980 году ВОЗ объявила о полной победе над этой болезнью, поэтому в настоящее время прививки не осуществляются.

История

Первая масштабная эпидемия оспы была зафиксирована в Китае еще в IV веке. Спустя четыре столетия болезнь унесла жизни почти трети населения Японских островов. Примерно в тот же период оспа поразила Византию, куда попала из Африки в годы правления императора Юстиниана.

В VIII веке вспышки заболевания были зафиксированы в Сирии, Палестине и Персии, на Сицилии, в Италии, Испании и Франции.

К XV веку в Европе оспа стала обыденным явлением. Один из известных медиков этого времени писал, что ею должен переболеть каждый. После путешествий Колумба оспа проникла и на американский континент, где унесла сотни тысяч жизней. К началу XVIII века, когда в Европе стала вестись точная регистрация причин смертей среди населения, оказалось, что число погибших от этой болезни в Пруссии достигает около 40 000, а в Германии — 70 000 смертей в год. В целом, в Старом свете ежегодно от оспы погибало до полутора миллионов взрослых и детей. В Азии и на других континентах дела обстояли и того хуже.

Оспа в России

Письменных упоминаний об этом заболевании в нашей стране до середины XVII века не встречается. Однако это не значит, что его не было. Об этом свидетельствует с десяток названий старинных дворянских родов, таких как Рябовы, Рябцевы или Щедрины.

К середине XVIII века оспа уже проникла во все российские регионы, вплоть до Камчатки. Болезнь затронула все слои российского общества, не щадя никого. В частности, в 1730 году от заражения оспой скончался 14-летний император Петр Второй. Переболел ею и Петр Третий, который вплоть до своей трагической кончины страдал от сознания своего уродства, являющегося следствием оспы.

Ранние методы борьбы

С момента, когда то тут, то там стали вспыхивать очаги эпидемии оспы, делались попытки найти от нее лекарство. Более того, к «лечению» привлекали колдунов, которые боролись с заразой путем заклинаний и надевания красной одежды, предназначенной для вытягивания заразы из тела.

Первым более-менее эффективным методом борьбы с оспой в Старом свете стала вариоляция. Суть этого метода заключалась в извлечении биологического материала из пустул выздоравливающих и их прививку здоровым людям путем протягивания зараженных нитей под надрезанной кожей.

В Европу этот метод попал в 1718 году из Турции, откуда его в Европу завезла жена британского посла. Хотя вариоляция не давала гарантии в 100%, среди привитых значительно снизился процент заболевающих, а также уровень их смертности. Страх перед оспой был настолько велик, что через некоторое время такие прививки приказали сделать себе члены семья британского монарха Георга Первого.

Начало борьбы с заболеванием в нашей стране

Первая прививка от оспы в России была сделана в 1768 году. Для организации массовой вариоляции в Санкт-Петербург был приглашен английский доктор Томас Димсдейл. Чтобы население не сопротивлялось, подать пример решила сама Екатерина Вторая. Императрица отправилась в Царское Село, где ей тайно сделали первую прививку от оспы в России вариоляционного типа. Биоматериал взяли от крестьянского мальчика Саши Маркова, которому впоследствии пожаловали дворянство и фамилию Марков-Оспенный.

После процедуры Екатерина пролечилась неделю, в течение которой ничего почти не ела и страдала от лихорадки и головной боли. Когда императрица выздоровела, был привит наследник Павел Петрович, а также его супруга. Английский доктор Томас Димсдейл получил в награду за свои труды баронский титул, а также звание лейб-медика и пожизненную пенсию. Несколькими годами позже были привиты внуки Екатерины Второй.

Дальнейшая история

Первая прививка от оспы в России, произведенная императрице, сделала вариоляцию модной, многие аристократы последовали примеру своей монархини. Известно, что в течение последующих 2-3 месяцев инокулировались около 140 придворных. Дело доходило до абсурда, так как желание привиться выражали даже те, кто уже переболел этой болезнью и имел от нее приобретенный иммунитет.

Кстати, императрица очень гордилась, что именно ей была сделана первая прививка от оспы в России и писала об эффекте, который произвел ее поступок, своим знакомым и родне за границу.

Массовая вакцинация

Императрица не собиралась останавливаться на достигнутом. Вскоре она приказала прививать и всех учащихся кадетских корпусов, а затем солдат и офицеров в подразделениях императорской армии. Конечно, метод был несовершенен и регистрировались смертельные случаи, однако вариоляция, без сомнения, способствовала понижению числа жертв от оспы среди населения России.

Вакцинация по методу Дженнера

К началу XIX века вариоляция была вытеснена другим, более продвинутым методом предотвращения заболевания, латинское название которого звучит как Variola vera.

Первая прививка от оспы в России по методу английского доктора Дженнера была сделана в 1801 году. Ее провел профессор Е. Мухин, который вакцинировал Антона Петрова из Московского воспитательного дома. За это ребенку присвоили фамилию Вакцинов и назначили пенсион. С тех пор прививки стали делаться повсеместно. Правительство следило за тем, чтобы как можно больше малышей не оставался бы без вакцинации. В 1815 году даже были составлены списки непривитых мальчиков и девочек. Однако до 1919 года вакцинация от оспы не была обязательной. Лишь после декрета СНК РСФСР прививки стали делать абсолютно всем детям. В результате число больных с 186 000 человек к 1925 году снизилось до 25 000.

Московская эпидемия

Сегодня трудно поверить, но через 300 лет после того, как была сделана первая прививка от оспы в России (кому — вам уже известно) в столице СССР произошла вспышка этого страшного заболевания. Ее завез из Индии художник, который присутствовал на ритуальном сожжении умершего бармина. По возвращении мужчина заразил семерых своих родственников, а девять человек из персонала и трех пациентов больницы, куда его отвезли из-за недомогания, причину которой врач скорой помощи не смог диагностировать. Сам художник скончался, а эпидемия затронула еще более 20 человек. В результате из 46 заразившихся трое погибли, а все население столицы было вакцинировано.

Программа искоренения оспы во всем мире

Если первая прививка от оспы в России была произведена еще в XVIII веке, но во многих странах Азии и Африки население не вакцинировалось даже к середине ХХ столетия.

В 1958 году заместитель министра здравоохранения Советского Союза В. Жданов представил на 11-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения программу искоренения оспы на планете. Инициатива СССР была поддержана участниками саммита, которые приняли соответствующую резолюцию. Позже, в 1963 году, ВОЗ приняла решение об интенсификации массовой вакцинации человечества. В результате с 1977 года не было зарегистрировано ни одного случая заболевания оспой. Это позволило спустя 3 года объявить о полной победе над оспой. В связи с этим было принято решение о прекращении вакцинации. Таким образом, все, кто родились на нашей планете позже 1979 года, на данный момент являются беззащитными перед оспой.

Теперь вы знаете ответ на вопрос о том, когда была сделана первая прививка от оспы в России. Кому первому пришла в голову идея массовой вакцинации - вам тоже известно. Остается надеяться, что это опасное заболевание действительно побеждено и больше никогда не будет угрожать человечеству.

fb.ru

Ликвидация вспышки оспы в Москве 1959—1960 — Википедия

Ликвидация вспышки оспы в Москве в 1959—1960 году — беспрецедентная операция по оперативной локализации опасного инфекционного заболевания, завезённого в СССР одним человеком, в результате которой удалось предотвратить эпидемию в стране и её распространение за пределы СССР, а также провести массовую вакцинацию москвичей и жителей Подмосковья[1][2].

Эпидемиологическая ситуация по оспе в России и СССР[править | править код]

В Российской империи[править | править код]

Первые прививки (вариоляции) в России начал делать специально приглашённый императрицей Екатериной II из Англии врач Томас Димсдейл. Екатерина II подала в этом личный пример: в ночь на 12 (23) октября 1768 года ей сделали прививку от оспы, а затем и членам её семьи. В XVIII веке от натуральной оспы в России умирал каждый седьмой ребёнок. В конце XVIII века вариоляции подлежали все поступающие в кадетские корпуса, если они до того не переносили натуральной оспы. Екатерина II издала указ об обязательном оспопрививании, однако о массовом распространении вакцинации можно говорить только начиная с октября 1801 года, когда в России стали применять метод Дженнера.

В 1815 году был учреждён оспопрививательный комитет. В распространении вакцинации помогало Вольное экономическое общество, особенно с 1824 года, когда в составе общества открыто было отделение под названием попечительного о сохранении здоровья человечества и всяких домашних животных. Общество рассылало по всей России оспенную материю, инструменты, заботилось о подготовке опытных оспопрививателей, распространяло сотни тысяч брошюр на русском и инородческих языках[3]. Затем функции вакцинации были переданы земским учреждениям[4]. Однако, до Великой Октябрьской социалистической революции в России все ещё не была введена обязательная вакцинация, что сильно сказывалось на статистике смертности. В конце XIX века врач В. В. Святловский писал: «В Англии, где введены обязательные вакцинации и ревакцинация, умирает в среднем за год от этой болезни 1, и самое большее — 12 человек. Заметим — это во всей Англии; в Австрии же, не имеющей обязательного закона, в самые лучшие годы умирает от оспы не менее 5 тысяч человек за год. В одной Вене, или у нас в Варшаве, умирает от оспы ежегодно более, чем в целой Англии или даже в целой Германии»[5].

В советской России и СССР[править | править код]

10 апреля 1919 года вышел декрет СНК РСФСР «Об обязательном оспопрививании», имевший всеобщий характер. В 1924 году был издан новый закон об обязательной вакцинации и ревакцинации. В 1919 году в стране было зарегистрировано 186 000 больных натуральной оспой, в 1925 году — 25 000, в 1929 году — 6094, в 1935 году — 3177; к 1936 году натуральная оспа в СССР была ликвидирована[6].

53-летний художник-плакатист, дважды лауреат Сталинской премии Алексей Алексеевич Кокорекин в 1959 году готовился к двухнедельной поездке в Индию. За год до поездки Кокорекин был от оспы привит. Поэтому спокойно выехал в турне по Индии, в ходе которого ему довелось присутствовать на сожжении умершего брамина, а затем поучаствовать в распродаже вещей покойного, на которой Кокорекин приобрёл ковёр. 23 декабря 1959 года художник прилетел в Москву.

«Набравшись впечатлений и подарков для любовницы и жены, он вернулся в Москву на сутки раньше, чем его ждала жена. Эти сутки он провёл у любовницы, которой отдал подарки и в объятиях которой не без приятности провёл ночь, — рассказывает в мемуарах хирург Ю. В. Шапиро[7][неавторитетный источник?]. — Подгадав по времени прилёт самолёта из Дели, он на следующий день приехал домой. Отдав подарки жене, он почувствовал себя плохо, повысилась температура, жена вызвала „Скорую помощь“, и его увезли в инфекционное отделение больницы имени Боткина…»

Обстоятельства возвращения художника из двухнедельной поездки в Индию 23 декабря 1959 года и дальнейшие события его дочь Валерия описывала по-другому. В аэропорту «Внуково» Кокорекина встречали его жена, дочь от первого брака и знакомый за рулём автомобиля. На самочувствие художник не жаловался, из аэропорта все вместе поехали к нему домой. Уже вечером Кокорекин почувствовал себя плохо, у него поднялась температура, начался сильный кашель, всё тело охватила острая боль. На следующий день художник побывал в поликлинике, где терапевт поставил ему диагноз «грипп». Состояние продолжало ухудшаться, возникла лихорадка и сыпь по всему телу. 27 декабря Кокорекина госпитализировали в Боткинскую больницу. В стационаре художника продолжали лечить от тяжёлой формы гриппа, считая сыпь на теле проявлением аллергической реакции[1].

29 декабря 1959 года Алексей Кокорекин скончался в Боткинской больнице. И поскольку умер не простой человек, а заслуженный деятель искусств РСФСР, требовалось квалифицированное заключение о причине смерти. «Производивший вскрытие патологоанатом пригласил в секционный зал заведующего кафедрой академика Н. А. Краевского, — вспоминает Ю. Шапиро. — К Николаю Александровичу приехал в гости старичок патологоанатом из Ленинграда, его пригласили к секционному столу. Старичок посмотрел на труп и сказал — „Да это, батенька, variola vera — чёрная оспа“. Старик оказался прав… Завертелась машина советского здравоохранения. Наложили карантин на инфекционное отделение, КГБ начал отслеживать контакты Кокорекина… Как выяснилось, жена и любовница повели себя одинаковым образом — обе побежали в комиссионные магазины сдавать подарки. Обозначились несколько случаев заболевания оспой в Москве. Больницу закрыли на карантин».

На вторые сутки после смерти художника вирус был диагностирован у сотрудницы приёмного покоя, принимавшей Кокорекина, его лечащего врача и даже подростка, лечившегося в той же больнице этажом ниже: его койка стояла прямо у вентиляционного отверстия, связанного с палатой Кокорекина. Больничный истопник подхватил оспу, просто проходя мимо этой палаты[2].

По свидетельству участников событий, вирусологов, доктора медицинских наук Виктора Зуева и профессора, доктора медицинских наук Светланы Маренниковой события развивались несколько иначе. В документальном фильме ВГТРК 2013 года утверждается, что Кокорекина госпитализировали не в инфекционное отделение Боткинской, а в палату с гриппозными пациентами. Смерть наступила на третий день от отёка лёгких. При патологоанатомическом исследовании причина смерти не была выявлена. Около суток держался посмертный диагноз «чума под вопросом». Приглашённый на вскрытие академик Николай Краевский сказал, что данный случай «выше его компетенции». На второй неделе 1960 года у нескольких пациентов Боткинской больницы появились схожие симптомы: лихорадка, сильный кашель, высыпания по телу. Биоматериал с кожей наиболее тяжёлого пациента Т. направили для анализа в НИИ вакцин и сывороток. 15 января 1960 академик М. А. Морозов под микроскопом обнаружил в препарате пациента Т. тельца Пашена — частицы вируса натуральной оспы[1].

Когда о ЧП было доложено руководству страны, для локализации вспышки были задействованы силы КГБ, МВД, Советской армии, Минздрава и других ведомств. Расследование контактов Кокорекина показало, что до госпитализации он успел пообщаться с массой людей. Каждый из них мог стать источником распространения инфекции.

Контакты больного были отслежены с момента его попадания на рейс «Аэрофлота» из Дели до последних дней. Были поимённо установлены не только друзья и знакомые, с которыми он был в контакте, но и таможенники встречавшей его смены, таксист, который вёз его домой, участковый врач и работники поликлиники. Одного из знакомых Кокорекина, отправившегося в Париж, решили снять с рейса «Аэрофлота», когда самолёт был в воздухе. Самолёт развернули, а опасного пассажира и всех, кто был на борту, отправили в карантин.

Одна из знакомых Кокорекина преподавала в институте и принимала экзамены у студентов, из этого вуза в карантин сразу отправили сотни человек. Подарки, привезённые из Индии для жены и любовницы, были реализованы через комиссионные магазины на Шаболовке и Ленинском проспекте. Уже через сутки все посетители магазинов и покупатели экзотики были установлены, помещены в карантин, а проданные индийские сувениры были сожжены.

Боткинская больница была закрыта на карантин вместе со всеми больными и медработниками. Для её снабжения из мобилизационных хранилищ Госрезерва были направлены грузовики с необходимыми продуктами и материалами.

Москву тоже закрыли на карантин, отменив железнодорожное и авиационное сообщение, перекрыв автодороги.

Круглосуточно медицинские бригады ездили по адресам выявленных контактов больного, забирая в инфекционные больницы вероятных носителей оспы.

К 15 января 1960 года оспа в стадии заболевания была выявлена у 19 человек. А в общей сложности неосмотрительность одного туриста затронула 9342 контактёра, из которых к первичным относилось около 1500. Эти люди с «первой линии» опасности были помещены на карантин в стационары Москвы и Московской области, остальных врачи наблюдали на дому, в течение 14 дней обследуя дважды в день.

Последний выявленный больной был зарегистрирован 3 февраля 1960 года[1][2].

Правительство распорядилось в экстренном порядке доставить оспенную вакцину для тотального прививания населения Москвы и Московской области. В течение трёх дней в распоряжение Московской городской санитарно-эпидемиологической станции было доставлено самолётами 10 млн доз противооспенной вакцины из Томского, Ташкентского институтов вакцин и сывороток и Краснодарской краевой санэпидстанции[источник?].

Для вакцинации были мобилизованы 26 963 медработника, был открыт 3391 прививочный пункт и организованы 8522 прививочные бригады для работы в организациях и ЖЭКах[источник?].

К 25 января 1960 года были вакцинированы 5 559 670 москвичей и более 4 000 000 жителей Подмосковья. Это стало беспрецедентной в мире акцией по вакцинированию населения как по масштабам, так и по срокам.

С момента заноса инфекции в Москву до устранения вспышки прошло 44 дня, причём с начала организованной борьбы со вспышкой инфекции до её полной остановки — только 19 дней[2].

По итогам вспышки заболели оспой 45 человек, из которых скончались трое.

Противооспенные прививки сохранялись в советском здравоохранении до начала 1980-х годов.

На основе событий в 1961 году Александром Мильчаковым была написана повесть «В город пришла беда», послужившая сценарием к одноимённому двухсерийному телефильму 1966 года режиссёра Марка Орлова[8].

  • Виталий Якушев. Чёрная оспа / Документальный фильм, серия Московский детектив, ВГТРК, 2013 г.

ru.wikipedia.org

Ветряная оспа — Википедия

Ве́тряна́я[3] о́спа, ветря́нка (лат. Varicella) — острое высококонтагиозное вирусное заболевание с воздушно-капельным путём передачи. Обычно характеризуется лихорадочным состоянием, папуловезикулезной сыпью с доброкачественным течением.

Возбудитель ветряной оспы — вирус варицелла-зостер, лат. Varicella Zoster семейства Herpesviridae, другое название: вирус герпеса человека третьего типа (Human herpesvirus 3). Наряду с ветряной оспой, он является возбудителем опоясывающего герпеса (опоясывающего лишая)[4].

Заболеванию подвержены люди всех возрастов, болеют преимущественно дети. Переболевшие имеют пожизненный иммунитет[4].

В большинстве случаев у детей ветряная оспа проходит в лёгкой форме. Однако болезнь может приводить к смерти, в частности, в результате осложнений. Более высокая заболеваемость и смертность — у новорождённых и людей с ослабленным иммунитетом[5]. У лиц старше 18 лет чаще наблюдается более тяжелое течение и осложнения[6].

Ветряную оспу можно предотвратить с помощью иммунизации[5].

Ветряная оспа впервые описана в середине XVI века итальянскими врачами Vidus-Vidius и Ingranus как разновидность натуральной оспы[4].

Немецкий ученый Р. Фогель (1724—1774) впервые применил термин «варицелла» (1772) и выделил ветряную оспу как самостоятельную нозологическую форму[7].

В 1911 году в содержимом везикул был обнаружен возбудитель ветряной оспы, после чего заболевание стали считать отдельной нозологической формой. Вирус-возбудитель был выделен в 1958 году[4].

Эпидемиология ветряной оспы отличается в умеренном и тропическом климате, причины этого не ясны. Предположительно различия являются результатом свойств вируса — он чувствителен к температуре, климату, плотности населения, риску заражения[5].

Заболеванию подвержены люди всех возрастов. Около половины детей болеют в возрасте 5−9 лет, реже — 1–4 и 10–14 лет. Около 10% заболевших — 14 лет и старше[4].

Источник инфекции — больной человек с конца инкубационного периода (10–21 день) и до тех пор, пока все поражения не покроются коркой (7-10 дней). Возбудитель распространяется воздушно-капельным путём или при прямом контакте[5]. Контагиозность ветряной оспы 100% — заболевает каждый, ранее не встречавшийся с вирусом[4].

Как и все герпесвирусы, вирус ветряной оспы обладает способностью подавлять иммунную систему[8].

Иммунитет при ветряной оспе обусловливает невосприимчивость к новому заражению, но не обеспечивает удаление вируса из организма. Вирус пожизненно пребывает в спинальных ганглиях и/или ядрах черепно-мозговых нервов, которые связаны с зонами кожи, наиболее поражёнными при первичной инфекции. Повторная активация вируса происходит в условиях ослабленного иммунитета в виде опоясывающего герпеса[8].

У лиц с тяжелым иммунодефицитом возможно повторное заражение[4].

Больной опоясывающим лишаём является источником вируса и представляет эпидемиологическую опасность по ветряной оспе[9]

Возбудителем ветряной оспы является Вирус ветряной оспы (Varicella Zoster), видимый в обычный световой микроскоп вирус, крупных размеров, который с 3—4-го дня обнаруживается в содержимом оспенных пузырьков. Вирус ветряной оспы нестоек во внешней среде — он быстро погибает при воздействии солнечного света, нагревании, ультрафиолетовом облучении. Вне организма, на открытом воздухе выживаемость вируса примерно 10 минут. Возбудитель ветряной оспы относится к вирусам группы герпеса третьего типа[10].

Восприимчивость к ветряной оспе составляет 70 %. Заразными больные ветряной оспой становятся за 20—24 ч до появления сыпи и остаются ими до 4 дней.[источник не указан 347 дней]

Вирус ветряной оспы поражает только человека, единственный резервуар дикого вируса — человек[4].

Вирус варицелла-зостер является причиной двух заболеваний: ветряной оспы, возникающей преимущественно в детском возрасте, и опоясывающего герпеса (опоясывающего лишая), в основном поражающего пожилых и людей с иммунодефицитом[4]. Ветряная оспа является первичной инфекцией вируса варицелла-зостер, а опоясывающий герпес в подавляющем большинстве случаев является результатом активизации латентного вируса варицелла-зостер[4][5].

Вариант сыпи при ветряной оспе

Вирус проникает в организм через слизистые оболочки верхних дыхательных путей и внедряется в эпителиальные клетки слизистой оболочки. Затем вирус проникает в кровь и фиксируется в коже, вызывая в её поверхностном слое патологический процесс: ограниченное расширение капилляров (пятно), серозный отёк (папула), отслоение эпидермиса (везикула).

Из-за размножения вируса и аллергического ответа организма возникают лихорадка и другие общие неспецифические проявления инфекции.

После болезни возникает стойкий иммунитет.

Возбудитель может персистировать в организме. В результате различных провоцирующих факторов вирус активируется и вызывает локальные кожные высыпания — опоясывающий герпес, частота возникновения которого у переболевших ветрянкой составляет на 100 тысяч человек населения: 131−215 случаев для популяции в целом, для возрастной группы моложе 15 лет — 46, старше 75 лет − 1424. У вакцинированных живой вакциной опоясывающий лишай встречается во много раз меньше: 2,6 на 100 тыс. (26 случаев на миллион вакцинированных)[11].

В некоторых случаях ветряная оспа приводит к развитию осложнений, среди них кожная бактериальная суперинфекция, пневмония, бронхит, острые неврологические нарушения (невралгия, асептический менингит, синдром Рамсея Ханта, ветряночный энцефалит), офтальмологические (кератоконъюктивит, увеит, кератит, некроз сетчатки, слепота), воспаление среднего уха, васкулит, коагулопатия, гепатит, нефропатия и другие вплоть до смертельного исхода[12].

Частота неврологических осложнений составляет 1−7,5%, из них энцефалиты 70,5%, менингиты 10,6%, энцефалическая реакция 9,8%, синдром менингизма 4,5%. Летальность при ветряночных энцефалитах составляет 1−20%, при этом они составляют четверть всех случаев детских энцефалитов[13].

Неонатальная ветряная оспа, когда мать инфицируется за 5 дней до родов и до двух дней после них, в 30% случаев приводит к смерти новорожденного[14].

Ветряная оспа у взрослых приводит к смерти в 25−175 раз чаще, чем у детей[15].

Течение болезни[править | править код]

В течении ветряной оспы выделяют следующие периоды: инкубационный, продромальный период, периоды высыпания и образования корочек.

  • Инкубационный период для больных в возрасте от 30 лет составляет 11—21 день, до 30 лет 13—17 дней (в среднем 14).
  • Продромальный период наступает в течение 1—2 суток до начала высыпания (в некоторых случаях продромальный период отсутствует и заболевание манифестирует появлением сыпи).

Продромальные явления у детей могут быть не выражены. У взрослых продромальные явления проявляются чаще и протекают тяжелее (головная боль, пояснично-крестцовые боли, лихорадка).

  • Период высыпания у большинства детей протекает без особых нарушений общего состояния, лихорадочное состояние совпадает с периодом массового появления сыпи, высыпания появляются толчкообразно, поэтому лихорадка может носить волнообразный характер.

У взрослых высыпание часто бывает массивным, сопровождается повышением температуры тела, общетоксическими явлениями, сильным зудом.

Образовавшаяся сыпь имеет вид розовых пятен величиной 2—4 мм, которые в течение нескольких часов превращаются в папулы, часть которых, в свою очередь, становится везикулами. Везикулы однокамерные, окружены венчиком гиперемии. Через 1—3 дня они подсыхают, образуя поверхностные корочки темно-красного или коричневого цвета, которые отпадают на 2—3-й неделе. Поскольку высыпания появляются повторно, сыпь имеет полиморфный характер, то есть на ограниченном участке можно увидеть одновременно пятна, папулы, везикулы и корочки.

Одновременно с кожными высыпаниями, на слизистых оболочках появляется энантема. Это пузырьки, которые быстро мацерируются, превращаясь в язвочку с желтовато-серым дном, окружённую красным ободком. Чаще энантема ограничивается 1—3 элементами. Заживает энантема в течение 1—2 дней.

Лихорадочный период длится 2—5 дней, иногда — до 8—10 дней (если высыпания очень обильные и продолжительные). Высыпания могут продолжаться как от 2 до 5 дней, так и до 7-9 дней.

Обычно ветряная оспа протекает доброкачественно, но при развитии буллёзной, геморрагической или гангренозной формы заболевания возможны такие осложнения, как энцефалит, миокардит, пиодермии, лимфадениты. Заболевание приводит к смерти в 1 случае из 60 000[16].

Ветряная оспа во время беременности и при родах[править | править код]

Ветряная оспа у беременной женщины не рассматривается врачами как показание к искусственному прерыванию беременности. При заражении ветрянкой во время беременности в сроки до 14 недель риск для плода составляет 0,4 %, а при заражении в сроки от 14 до 20 недель — не более 2 %. После 20 недель для ребёнка риска фактически нет[источник не указан 739 дней]. Лечение специфическим иммуноглобулином во время беременности резко снижает даже этот очень маленький риск для будущего ребёнка.

Однако же при заболевании женщины за 4-5 дней до родов у ребёнка с вероятностью 17 % может развиться врождённая ветряная оспа, которая протекает тяжело, сопровождается развитием обширной бронхопневмонии, поносом, перфорацией тонкой кишки, а также поражением внутренних органов, и приводит к гибели до 31 % заболевших[17].

Беременные относятся к группе риска развития заболеваний, связанных с вирусом Варицелла Зостер. Внутриутробное инфицирование плода в течение первых 20 недель беременности может приводить к самопроизвольному аборту, внутриутробной смерти плода или рождению ребёнка с синдромом врождённой ветряной оспы. Синдром врождённой ветряной оспы характеризуется пороками развития конечностей, головного мозга и органов зрения[9].

Не существует методов, которые позволили бы полностью избавить организм от вируса Varicella Zoster.

Лечение проводится как в амбулаторных условиях (легкая форма), так и в условиях стационара (при наличии осложнений).

Принцип лечения предполагает одновременное решение следующих задач: предупреждение развития патологических процессов и осложнений, предупреждение формирования остаточных явлений и инвалидности.

При выборе методики лечения учитываются следующие факторы: клиническая картина, степень проявления симптомов, наличие осложнений, возраст, другие имеющиеся заболевания у больного.

Комплексное лечение наиболее эффективное и включает в себя: режим, диету, медикаментозное лечение, а также методы немедикаментозного лечения (аэрация помещения, гигиенические мероприятия, физическое снижение температуры)[18]. Постельный режим следует соблюдать в течение всего лихорадочного периода[19].

Местное лечение в местах поражения предусматривает обработку кожи и слизистых оболочек дезинфицирующим раствором для профилактики бактериальных заражений (раствор Кастеллани, генциановый фиолетовый, метиленовый синий, раствор марганцово-кислого калия). Бриллиантовый зелёный не является обязательным лечением[20]. Для подсушивания везикул используют синтетические танины[21], для смягчения и заживления кожи — наружные средства с аллантоином, декспантенолом.

Для снижения температуры широко используется парацетамол. Ибупрофен не рекомендуется из-за возможных осложнений[22][23]. Аспирин и содержащие его продукты не должны даваться детям с ветрянкой (как и любой другой болезнью, вызывающей лихорадку), так как имеется риск возникновения тяжёлого и потенциально смертельного синдрома Рея[24].

Прямое противовирусное действие обнаружено у глицирризиновой кислоты, которую используют в местной и системной терапии. При среднетяжелых и тяжелых формах заболевания назначают нуклеозиды и нуклеотиды, кроме ингибиторов обратной транскриптазы, например, ацикловир[24][18]. Применение антивирусных средств является оправданным только для недоношенных детей, пациентов с нарушениями иммунной системы и взрослых[4].

Прогноз при ветряной оспе обычно благоприятный. Рекомендуется не срывать корочки во избежание остаточных следов.

Осложнения при ветряной оспе встречаются редко и могут быть связаны с действием самого вируса или наслоением бактериальной инфекции. В таком случае начинают приём антибиотиков. При инфицировании везикул применяют бацитрацин+неомицин (банеоцин)[25].

Вирус ветряной оспы склонен к персистенции, как и вирус простого герпеса, и при ослаблении иммунитета (вследствие старения организма, химиотерапии злокачественных опухолей, и т. д.) может возникнуть рецидив в виде опоясывающего лишая (в то время как повторное заболевание собственно ветряной оспой встречается очень редко).

Традиционное «лечение» ветряной оспы «зеленкой» неэффективно. Более эффективны ванночки с добавлением соды, антигистаминные средства и обезболивающие мази[4].

В очаге[править | править код]

В случае заболевания человек обычно изолируется на дому. Госпитализируются пациенты, проживающие в общежитиях, в специализированных учреждениях или в многодетных семьях. Также госпитализации подлежат тяжёлые формы ветряной оспы, дети раннего возраста, при наличии осложнений или другого тяжёлого заболевания. Изоляция прекращается через 5 дней после последнего высыпания. Для детей, посещающих организованные детские коллективы, существует предусмотренный инструкцией порядок допуска в детские учреждения. Дезинфекция ввиду нестойкости вируса не проводится, достаточно частого проветривания и влажной уборки помещения[9].

Пассивная иммунизация[править | править код]

В роcсийских санитарных нормах рекомендована пассивная иммунизация, то есть введение специфического (противоветряночного) иммуноглобулина по назначению врача в первые 72-96 часов после контакта с больным ветряной оспой или опоясывающим лишаём людям следующих групп[9]:

  • иммунокомпрометированным детям в возрасте до 15 лет с отрицательным или неизвестным анамнезом в отношении ветряной оспы;
  • детям в возрасте до 12 месяцев — при отрицательном результате серологических исследований на IgG к ВЗВ у матери;
  • новорожденным, матери которых заболели ветряной оспой в период за 5 суток до родов и 48 часов после них;
  • беременным женщинам при отрицательном результате серологических исследований на IgG к Varicella zoster virus;
  • пациентам после операции трансплантации костного мозга независимо от перенесённого заболевания ветряной оспой.

В рекомендациях ВОЗ от 2008 года профилактическое введение иммуноглобулина не предусмотрено[26], однако в Меморандуме по ветряной оспе от 2014 года указано, что VZV-иммуноглобулин также эффективен в качестве постконтактной профилактики для уменьшения тяжести заболевания у лиц с высоким риском развития тяжёлой ветряной оспы, но он дорогостоящий и доступен не по всему миру[27].

В 2012−2013 годах FDA допустила на рынок США канадский препарат антител человеческого иммуноглобулина, специфичного против вируса ветряной оспы. Он рекомендован нескольким группам пациентов в случае реального или возможного контакта с вирусом (пациентам с иммунодефицитом, беременным женщинам, в некоторых ситуациях — новорожденным)[28][29].

Вакцинация[править | править код]

Методом специфической профилактики является вакцинация.

Вакцина была разработана Митиаки Такахаси в 1974 году в Японии в лабораториях Фонда Бикен. Полученный вакцинный штамм был назван Ока (в честь мальчика, из везикул ветряночной сыпи которого был выделен вирус). Первая вакцина получила название «Окавакс». Впоследствии японские разработчики передали штамм Ока фармацевтическим компаниям Merck & Co и GlaxoSmithKline, которые модифицировали штамм и разработали ещё две вакцины: «Варивакс» и «Варилрикс».

В США вакцинация против ветряной оспы с использованием вакцины «Варивакс» проводится с 1995 г., вакцина включена в схему национального прививочного календаря. На территории Российской Федерации первой была зарегистрирована вакцина для профилактики ветряной оспы — «Варилрикс» (GlaxoSmithKline Biologicals S.A.) в 2008 г., а с 2009 г. вакцинация стала широко применяться в рамках региональных программ иммунизации. В ряде стран Европы, и частности, в Великобритании, вакцинация рекомендуется только лицам, находящимся в группе риска[30]. В 2010 году в России зарегистрирована оригинальная японская вакцина «Окавакс».

Вакцина против ветряной оспы включена в национальный прививочный календарь Австралии[31], Австрии[32], рекомендации постоянного комитета по вакцинации Германии[33], прививочные календари большинства канадских провинций[34]. В Великобритании нежелание вводить прививку против ветряной оспы в национальный календарь мотивируется опасениями, что это может повысить риск заболевания опоясывающим герпесом среди пожилых людей, для которых контакт с больными детьми является бустером иммунитета[35].

Вакцина формирует стойкий иммунитет на долгие годы. По опыту Японии, первой начавшей применять вакцину, иммунитет у пациентов сохранился через 20 лет после вакцинации, ни у одного вакцинированного заболевание не развилось[36][4].

Прививка производится по следующей схеме:

  • «Варилрикс» (Вакцина против ветряной оспы): не ранее возраста 12 месяцев (в том числе взрослым), двукратно, по 0,5 мл с разницей от 6 недель;
  • «Приорикс-Тетра» (Вакцина против кори, эпидемического паротита, краснухи и ветряной оспы): в возрасте от 12 месяцев до 12 лет включительно, двукратно, по 0,5 мл с разницей от 6 недель;
  • экстренная профилактика вакциной «Варилрикс»: 1 доза (0,5 мл) в течение первых 96 часов после контакта, предпочтительно в течение первых 72 часов[37].

Эффективность однократной вакцинации против ветряной оспы по данным Тайваня составила 82,6 %. Возможность прорыва инфекции при введении одной дозы побудила страны, включившие вакцинацию против ветряной оспы в свои календари иммунизации, перейти на двудозовую схему[38].

Существует опасность развития инфекции у ранее вакцинированного пациента — ветрянка прорыва. Заболевание возможно как на фоне снижения поствакцинального иммунитета со временем (так называемая «вторичная вакцинальная недостаточность»), так и при первичной толерантности, неспособности организма индуцировать эффективный иммунный ответ. По опыту Тайваня прорыв инфекции произошел у 2,1 % привитых однократно, а в 0,016 % для лечения болезни потребовалась госпитализация. Частота «ветрянки прорыва» была тем ниже, чем больше детей были охвачены вакцинацией[38].

Поскольку ветряная оспа у взрослых протекает тяжелее, чем у детей, некоторые родители сознательно приводят своих детей в семью с ветряночным ребёнком, называя это «ветряночной вечеринкой». Такая практика была особенно широко распространена до того, как в 1995 году в США начала применяться вакцина против ветряной оспы. Врачи констатируют, что для детей безопаснее получить вакцину, которая содержит ослабленную форму вируса, а не заболевание, которое может быть фатальным[39]. В 2019 году в России ветряночные вечеринки также стали набирать популярность[40].

  1. ↑ Disease Ontology release 2019-05-13 — 2019-05-13 — 2019.
  2. 1 2 Monarch Disease Ontology release 2018-06-29sonu — 2018-06-29 — 2018.
  3. ↑ Согласно словарям, ударение может стоять на первом либо на третьем слоге.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Специалисты о прививках.
  5. 1 2 3 4 5 ВОЗ, 2015.
  6. ↑ Ситник и др., 2018.
  7. ↑ Ветряная оспа / В. И. Иовлев // Большая медицинская энциклопедия. — 3-е изд. — 1976. — 576 с. : ил.
  8. 1 2 Медпортал.
  9. 1 2 3 4 СП 3.1.3525-18.
  10. ↑ Атлас по медицинской микробиологии, вирусологии и иммунологии : Учебное пособие для студентов медицинских вузов / Под ред. А. А. Воробьева, А. С. Быкова. — М. : Медицинское информационное агентство, 2003. — С. 109. — ISBN 5-89481-136-8.
  11. ↑ Кузнецова, 2016, с. 17.
  12. ↑ Кузнецова, 2016, с. 8−11.
  13. ↑ Кузнецова, 2016, с. 11−12.
  14. ↑ Кузнецова, 2016, с. 15.
  15. ↑ Кузнецова, 2016, с. 16.
  16. ↑ The Pink Book, 2015.
  17. ↑ Ветряная оспа (Varicella) (рус.). Вестник инфектологии и паразитологии. Дата обращения 1 мая 2019.
  18. 1 2 Ветряная оспа у взрослых : Клинические рекомендации : Утверждены решением Пленума правления Национального научного общества инфекционистов 30 октября 2014 года / ГБОУ ВПО «Смоленская государственная медицинская академия» Минздрава России. — 2014. — 91 с.
  19. ↑ Клинические рекомендации (протокол лечения) оказания медицинской помощи детям, больным ветряной оспой : Утверждено на заседании Профильной комиссии 9 октября 2015 г. / Организации-разработчики: ГБОУ ВПО СПбГПМУ МЗ РФ, ФГБУ НИИДИ ФМБА РОССИИ, Общественная организация «Евроазиатское общество по инфекционным болезням», Общественная организация «Ассоциация врачей инфекционистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области» (АВИСПО). — 62 с.
  20. В. Ю. Альбицкий. Руководство по амбулаторно-поликлинической педиатрии. — ГЭОТАР-Медиа, 2009. — С. 420. — ISBN 9785970410189.
  21. Künzer, W. Behandlung der Varizellen mit einem synthetischen Gerbstoff : [нем.] / W. Künzer, G. Nikulla // Kinderarzt. — 1987. — № 18. — S. 1592−1595. — = Лечение ветряной оспы синтетическими танинами. — «Педиатр» : журн. — 1987. — № 18. — С. 1592−1595..
  22. Баранов А., Таточенко В., Бакрадзе М.. Лихорадящий ребёнок : Протоколы диагностики и лечения. — Litres, 2017. — С. 21. — ISBN 9785040206544.
  23. А. В. Катилов, Д. В. Дмитриев, Е. Ю. Дмитриева. Клиническая пульмонология детского возраста. — Нова Книга, 2014. — С. 221. — ISBN 9789662073188.
  24. 1 2 Матвеева, Марина. Опасная ветрянка: почему нельзя относиться к ней несерьёзно // АиФ. Здоровье : газ.. — 2009. — № 13 (26 марта).
  25. ↑ Банеоцин (рус.). Реестр лекарственных средств (11 сентября 2017). Дата обращения 1 мая 2019.
  26. ↑ WHO Immunization, Vaccines and Biologicals, 2008.
  27. ↑ Меморандум по ветряной оспе. Varicella and herpes zoster vaccines: WHO position paper (англ.). who.int (20 June 2014). — «VZV immune globulins are also effective for post-exposure prophylaxis to reduce disease severity in persons at high risk for severe varicella but are costly and not available worldwide». Дата обращения 12 декабря 2019.
  28. ↑ FDA Approval of an Extended Period for Administering VariZIG for Postexposure Prophylaxis of Varicella : [англ.] // Morbidity and Mortality Weekly Report (MMWR). — 2012. — Vol. 61, no. 12 (30 March). — P. 212.
  29. ↑ The Pink Book, 2015, Varicella Zoster Immune Globulin, p. 374.
  30. ↑ Chickenpox (Varicella) Vaccination : [арх. 20.01.2013] : [англ.] // NHS. — Дата обращения: 31.12.2012.
  31. ↑ National Immunisation Program Schedule : [арх. 23.12.2012] : [англ.] // Immunize Australia Program. — Australian Government Department of Health and Ageing, 2009. — 5 May.
  32. ↑ Österreichischer Impfplan 2012 (недоступная ссылка) : [арх. 29.02.2012] : [нем.]. — Bundesministerium für Gesundheit.
  33. ↑ Vaccination recommendations by STIKO (недоступная ссылка) : [арх. 25.01.2013] : [нем.]. — Robert Koch Institute, 2012. — 12 Septembers. — Дата обращения: 30.11.2019.
  34. ↑ Your child’s vaccination schedule : [англ.]. — Public Health Agency of Canada. — Дата обращения: 30.11.2019.
  35. Farlow, A. Childhood immunisation against varicella zoster virus : [англ.] // BMJ (Clinical research ed.). — 2008. — Vol. 337. — doi:10.1136/bmj.a1164. — PMID 18713808.
  36. ↑ Окавакс (Okavax) — вакцина для профилактики заболевания детей и взрослых ветряной оспой // Эпидемиолог.ру.
  37. ↑ Варилрикс, инструкция, 2011.
  38. 1 2 Вишнева и Намазова-Баранова, 2011.
  39. ↑ Chicken Pox parties do more harm than good, says doctor (англ.). KSLA News (14 December 2011). Архивировано 27 января 2012 года.
  40. Онищенко, Юлия. В России набирают популярность так называемые вирусные вечеринки // Новости : [видео]. — 1 Канал, 2019. — 27 марта.
  • Казанцев, А. П. Справочник по инфекционным болезням / А. П. Казанцев, В. С. Матковский. — М. : Медицина, 1985. — 320 с.
  • Gershon, Anne A. The Immunological Basis for Immunization Series, Module 10: Varicella-zoster virus : [англ.]. — Geneva : World Health Organization, 2008. — 31 p. — (Immunization, Vaccines and Biologicals). — ISBN 978 92 4 159677 0.
  • Varicella and herpes zoster vaccines : Who position paper, June 2014 : [англ.] // Weekly epidemiological record. — 2014. — № 25 (20 June). — P. 265–288. — Меморандум ВОЗ по ветряной оспе.
  • Information sheet observed rate of vaccive reactions Varicells Zoster virus vaccine : [англ.]. — Geneva : World Health Organization, 2012. — June. — 4 p. — Информационный листок по безопасности вакцины против ветряной оспы.
  • 22. Varicella // Epidemiology and Prevention of Vaccine-Preventable Diseases : The Pink Book : Course Textbook : [англ.] / Edited by: Jennifer Hamborsky, MPH, MCHES, Andrew Kroger, MD, MPH, Charles (Skip) Wolfe. — 13th edition. — NY : Centers for Disease Control and Prevention, 2015. — April. — P. 353−376.
  • Вишнева, Елена Александровна. Ветрянка прорыва: изменит ли ситуацию новая схема вакцинации? / Елена Александровна Вишнева, Л. С. Намазова-Баранова // Педиатрическая фармакология : журн.. — 2011. — Т. 8, № 6.
  • Ситник, Т. Н. Ветряная оспа: «позврослевшая» инфекция / Т. Н. Ситник, Л. В. Штейнке, Н. В. Габбасова // Эпидемиология и вакцинопрофилактика : журн.. — 2018. — № 17 (5). — С. 54−59. — doi:10.31631/2073-3046-2018-17-5-54-59.
  • Врождённая и неонатальная ветряная оспа : информ.-метод. письмо для специалистов здравоохранения : [арх. 4 февраля 2020] / Мин-во здравоохранения Хабаровского края; КГБОУ ДПО «Ин-т повышения квалификации специалистов здравоохранения»; сост. С. М. Колесникова, Г. В. Чижова. — Хабаровск : Ред.-изд. центр ИПКСЗ, 2017. — 8 с. — ББК 55.142. — УДК 616.914-053.1-053.3(G).
  • Blumental, Sophie. Management of varicella in neonates and infants : [англ.] / Sophie Blumental, Philippe Lepage // BMJ Paediatrics Open. — 2019. — Vol. 3, no. 1. — P. e000433. — doi:10.1136/bmjpo-2019-000433. — PMID 31263790. — PMC 6570487.

Документы[править | править код]

ru.wikipedia.org

Оспа по ГОСТу. Как в России появились прививки? | Здоровая жизнь | Здоровье

12 октября 1768 года можно считать революционной датой для российской медицины. В этот день в стране впервые была проведена вакцинация.

Вопросы победы над различными эпидемиями стояли перед миром довольно широко. Ведь от различных вирусов и бактерий люди погибали толпами. Так, например, все знают об «испанке», унесшей жизни миллионов. А это по факту привычный многим грипп. Также грозой, которая буквально выкосила многие государства, была черная оспа. И именно она стала в России толчком к развитию иммунопрофилактики.

Черная смерть

Черная оспа — одна из общемировых эпидемий, которая затронула и Россию. Бушевала она в мире давно, но, пока оспа касалась только низших сословий, никого в империи ситуация с ней особо не беспокоила. Только сам народ пытался каким-то образом справляться с проблемой. Так, например, в Казани практиковали такой метод: оспенные струпья растирали в порошок, затем вдыхали его и шли в баню. Считалось, что такая мера позволит укрепить организм и сделать его невосприимчивым к болезни. На деле такой способ кому-то помогал, кому-то — нет. В последнем случае все заканчивалось достаточно плачевно. 

Портреты, датированные XVIII веком, показывают, насколько оспа была распространена: на многих лицах обилие пудры, которой и прикрывали последствия на лице. Именно в XVIII веке и начались активные подвижки в области борьбы с этим серьезным заболеванием. В Турции решили освоить древний метод, практикуемый в Китае. Он назывался «вариоляция». По сути, это был прототип современной иммунизации: содержимое оспенных пузырьков забирали и вводили человеку, который еще не заразился. Принцип прививки был прост: смачивали нитку жидкостью из оспины, на коже прививаемого делали надрез и зараженную нитку протаскивали под кожей.

Екатерина-спасительница

Основоположницей русской иммунизации можно смело назвать императрицу Екатерину II. Царственная особа с юных лет испытывала ужас перед оспой, обезображивающей всех вокруг. Сама она писала следующее: «С детства меня приучили к ужасу перед оспой, в возрасте более зрелом мне стоило больших усилий уменьшить этот ужас, в каждом ничтожном болезненном припадке я уже видела оспу». Тем более что в России был свой случай смерти среди царственных особ от этой болезни: от нее скончался Петр II.

В 1717 году эпидемия оспы в Турции была побеждена, после чего методику опробовали в Англии, причем провели здесь «королевский» эксперимент. Для начала поставили прививки преступникам, осужденным на смертную казнь, затем апробировали на детях-сиротах. В 1721-22 гг. прививку поставили и членам королевской семьи. О проведении такой операции Екатерина II знала, хоть и родилась позже. Так как вопрос ее волновал, она тщательно изучила все, что было с ним связано. В начале своего царствования, в 1763 году, императрица основала медколлегию, главой которой стал барон Александр Черкасов. Именно этот человек и поднял вопрос о том, что надо искать меры по борьбе с заболеванием. Причем речь шла о защите населения. Императорскую семью на тот момент оберегали: не пускали ко двору заболевших, за заражение оспой и вовсе отнимали имения.

В 1768 году оспа появилась рядом с императрицей: заразилась и скончалась от последствий заболевания графиня Анна Шереметьева. Она была невестой графа Никиты Панина, который учил сына Екатерины Павла Петровича. И тут уже царская семья взволновалась: здоровье и жизнь наследника оказались под угрозой. Императрице не осталось ничего другого, как рискнуть. Она решила сначала привить оспу себе, а после передать зараженный материал для иммунизации наследника. 12 октября 1768 года в покои царицы прибыл английский врач Томас Димсдейл. Вместе с ним был ребенок, болеющий оспой, и его собственный сын в качестве ассистента. Их тайно проводили к государыне: там и была сделана прививка. На следующий день государыня вела себя как ни в чем не бывало и практиковала все свои обычные занятия. При этом вся ее свита ужасно нервничала: им было нужно сопровождать царицу, поддерживать беседы и развлекать ее, хотя они знали, что она заражена смертельным вирусом. В течение 6 дней все оставались в неведении, а по прошествии этого времени у императрицы появились признаки заболевания, однако вскоре они прошли. 

Тем временем цесаревич заболел ветрянкой. Пришлось отложить его вакцинацию. Однако Екатерину это с толку не сбило, и она параллельно занялась иммунизацией всего двора. Получить материал для прививки от самой монаршей особы хотели все, в результате довольно быстро были привиты 140 аристократов. 10 ноября после выздоровления был привит и наследник престола. 

Императрица получила множество поздравлений, на которые ответила так: «Мой предмет был своим примером спасти от смерти многочисленных моих верноподданных, кои, не знав пользы сего способа, оного страшась, оставались в опасности. Я сама исполнила часть долга звания моего, ибо, по слову евангельскому, добрый пастырь полагает душу свою за овцы». В честь такого события 21 ноября назвали праздником и каждый год отмечали его, называя Днем победы над страхом перед оспой.

Дальше медикам оставалось лишь совершенствовать метод и практиковать разные способы иммунопрофилактики.

Другие варианты

В 1886 году в России стартовала программа иммунизации от бешенства. За основу были взяты наработки ученого Луи Пастера. В России даже открыли его центр. Есть версия, что к нему самому ранее добрались крестьяне из Российской империи, укушенные бешеным волком. Правда, некоторые исследователи ставят такую версию под сомнение из-за дороговизны путешествия. А вот что точно известно, так это то, что одесский врач Николай Гамалея лично ездил к Пастеру, там научился основам создания сыворотки от бешенства и, вернувшись, открыл первую станцию по проведению таких прививок. Гамалея же продолжал свои разработки и изучал варианты переноса чумы, холеры и тифа, чтобы определить варианты воздействия на такие инфекции.

Параллельно медики развивали и сопутствующие условия успешного выздоровления: дезинфекцию, более грамотное распределение больных в стационаре и т. д. Вследствие этого эпидемии пошли на спад, а некоторые смертельно опасные заболевания и вовсе удалось победить окончательно.

aif.ru

возможно ли возвращение чёрной оспы — РТ на русском

Последний в мире случай заболевания натуральной оспой был зафиксирован 26 октября 1977 года. Сегодня болезнь, которая когда-то ежегодно убивала сотни тысяч человек, считается побеждённой. Решающую роль в искоренении этого смертоносного вируса сыграли советские врачи. Идею о том, что только глобальная вакцинация в масштабах планеты навсегда избавит людей от оспы, высказал в 1958 году на XI сессии ВОЗ академик Виктор Жданов. Как прививки спасли человечество от оспы и других смертельно опасных болезней — в материале RT.

В старинных романах нередко можно встретить такое описание внешности: «Изрытое оспинами лицо». У тех, кто выживал после натуральной (или, как её ещё называют, чёрной) оспы, навсегда оставалась метка — рубцы на коже. Они образовывались из-за самой характерной особенности болезни — оспин, которые появляются на теле больных.

Сегодня оспы больше нет, хотя когда-то она считалась одной из страшнейших болезней человечества.

Эпидемии оспы

Первые упоминания о вспышках оспы относятся к VI веку, но историки высказывали предположения, что некоторые описанные ранними хронистами эпидемии похожи на ту же болезнь. Например, во II веке, во времена царствования императора-философа Марка Аврелия на Рим обрушился мор, причиной которого, вероятно, была оспа. В результате войска не смогли оказывать отпор варварам из-за нехватки солдат: в армию почти некого было рекрутировать — болезнь поразила значительную часть населения империи. 

  • Оспенные корки на руках больного
  • © CDC/Dr. William Foege / Public Health Image Library

В полную силу болезнь обрушилась на человечество в Средние века, когда из-за несоблюдения правил гигиены эпидемии распространялись с молниеносной скоростью, выкашивая города и сёла.

От оспы европейские страны страдали до ХХ века. В XVIII веке она была основной причиной смерти в европейских странах — оспа убила даже российского императора Петра II.

Последняя серьёзная вспышка болезни в Западной Европе случилась в 70-е годы XIX века, тогда она унесла около полумиллиона жизней.

Европейцы привозили оспу и в другие страны, и она уничтожила не меньше индейцев, чем ружья бледнолицых. Американские колонисты даже использовали болезнь как биологическое оружие. Широко известна история о том, как коренным жителям Нового Света дарили одеяла, заражённые вирусом оспы. Индейцы гибли от неизвестного заболевания, а колонисты захватывали их земли.

Лишь массовое распространение вакцинации положило конец регулярным вспышкам оспы в развитых странах.

Наша победа

Однако и после массового распространения вакцины оспа в ХХ веке продолжала отнимать жизни в бедных странах Африки и Азии. Иногда болезнь «навещала» и давно знакомые ей места — например, в России последняя вспышка оспы была зафиксирована в конце 1950-х годов. Вирус привёз турист из Индии, от болезни скончались три человека.

В 1958 году на XI сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения заместитель министра здравоохранения СССР академик Виктор Жданов высказал невероятную по смелости идею: оспу можно победить окончательно, для этого необходима массовая вакцинация в масштабах всей планеты.

  • Учёный-вирусолог, эпидемиолог, академик АМН СССР Виктор Михайлович Жданов
  • РИА Новости
  • © Владимир Акимов

Идею советского учёного Всемирная организация здравоохранения поначалу встретила в штыки: генеральный директор ВОЗ Маролино Кандау просто не поверил, что такое возможно. Тем не менее Советский Союз по собственной инициативе начал безвозмездно выделять ВОЗ миллионы доз вакцины от оспы для распространения в странах Азии и Африки. Лишь в 1966 году организация приняла программу глобальной ликвидации оспы. Ведущую роль в ней играли советские эпидемиологи, которые работали в самых удалённых уголках мира.

Через 11 лет после начала реализации программы глобальной вакцинации, 26 октября 1977 года, в Сомали последний раз в истории был поставлен диагноз «натуральная оспа».

Окончательно болезнь признали побеждённой на XXXIII конференции ВОЗ в 1980 году. 

А вдруг вернётся?

Возможно ли возвращение этой смертоносной болезни, рассказал RT заведующий лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний НИИ вакцин и сывороток им И.И. Мечникова РАМН профессор Михаил Костинов.

«Вирусы могут возвращаться, ведь штаммы вирусов ещё сохраняются в специальных лабораториях в России и США. Это делается на всякий случай, чтобы при необходимости быстро создать новую вакцину, — заявил Костинов. — Разработка новых вакцин от натуральной оспы проводится и сейчас. Так что если, не дай бог, возникнет такая необходимость, то можно проводить вакцинацию».

С 70-х годов ХХ века от натуральной оспы не вакцинируют, отметил Костинов, поскольку болезнь считается ликвидированной, и «сейчас рождается поколение, которое не имеет иммунитета от оспы».

По словам профессора, все инфекции управляемы, они управляются вакцинацией. Если её не проводить, то окончательно не побеждённая инфекция грозит стать неуправляемой, а это может привести к тяжёлым последствиям, особенно на фоне раздающихся тут и там призывов к отказу от прививок.

  • Вакцинация против оспы
  • Reuters
  • © Jim Bourg

К настоящему моменту человечество победило не только оспу — список ушедших в прошлое смертельных болезней постепенно расширяется. Близки к исчезновению в развитых странах такие печальные спутники человечества, как свинка, коклюш или краснуха. Вакцина от вируса полиомиелита до недавнего времени имела три серотипа (разновидности). Уже доказано, что одна из них ликвидирована. И сегодня вакцина от этого заболевания содержит не три разновидности штамма, а две.

Но если люди будут отказываться от вакцин, то «уходящие» болезни могут вернуться.

«Примером возвращения болезней является дифтерия, — прокомментировал ситуацию Костинов. — В девяностые люди массово отказывались от вакцинации, а пресса это начинание ещё и приветствовала. И в 1994—1996 годах нигде на планете дифтерии не было, и только бывшие советские республики столкнулись с её эпидемией. Из других стран специалисты приезжали посмотреть, как выглядит дифтерия!» 

russian.rt.com

11 мифов про оспу и прививки от нее: eugenegp — LiveJournal

ну, давайте поправки, вопросы, замечания:

---------------------

11 мифов про оспу и прививку от нее

1. От оспы прививали еще в древнем Китае

В древнем Китае прививали не от оспы, а прививали собственно саму натуральную оспу (ospa vera) - здоровым людям втирали или давали вдыхать материал от оспенных больных. Такой метод называют инокуляцией, или вариоляцией. Утверждается, что переболевшие таким образом имели значительно меньшую смертность (около 2%), чем заразившиеся естественным путем. С другой стороны, именно такая практика поддерживала непрерывную эпидемию оспы, ведь привитые заражали окружающих. Подобные медицинско-религиозные обряды, с поклонением богине оспы, проводились и в других странах. В Индии и ряде стран Африки эта практика просуществовала до XX в., вплоть до ликвидации оспы.

2. Кроме обычной оспы, были эпидемии еще более страшной болезни - черной оспы

Черная оспа - не более самостоятельное заболевание, чем "опасно кашляющий грипп". Грипп в тяжелом случае у конкретного больного может протекать как гриппозная пневмония. Так и натуральная оспа в тяжелых случаях может протекать с кровоизлияниями в оспенные пузырьки. Такие пузырьки-везикулы становятся черными или темно-коричневыми.
По-научному эта клиническая форма оспы называется пустулезно-геморрагическая оспа (variola haemorrhagica).

3. Колонизаторы специально заражали индейцев оспой, раздавая им одеяла, использованные больными

В исторических документах зафиксирован как минимум один случай передачи одеял с такой целью. Однако современные исследования показывают, что таким образом заразиться оспой практически невозможно, вирус слишком нестоек.

4. Прививка от оспы была создана из коровьей оспы

Чем прививали в XIX в. - выяснить не представляется возможным. Дженнер, основоположник вакцинации, утверждал, что использует лошадиный мокрец. При анализе оспенных вакцин современными научными методами, уже в конце XX в., выяснилось, что содержащийся в них вирус vaccinia в природе не существует, но его ближайшим родственником является вирус верблюжьей оспы.

5. Введение массовых прививок в XIX в. прекратило эпидемии

Имеющаяся статистика показывает, что массовые прививки в XIX в. влекли за собой массовые же вспышки заболеваний, в т.ч. самой оспы. Неудивительно, если учесть, как в это время производилась вакцинация - материал из оспенного пузырька на руке ранее привитого одним и тем же ланцетом переносился нескольким десяткам людей. Таким образом происходило не только массовое заражение вакцинным материалом, но и собственно оспой, сифилисом и проч. Например, инфекционная природа вирусного гепатита была открыта после того, как желтухой заболели несколько сот свежепривитых от оспы работников немецкой верфи.

6. Прививка от оспы дает пожизненный иммунитет

Вакцина от оспы не дает пожизненный иммунитет. Исследования ВОЗ в ходе программы ликвидации оспы показывали, что прививка дает иммунитет длительностью 1,5-2 года. Рекомендация ВОЗ для посещавших страны, где циркулировала оспа - повторная прививка каждые три года.

7. Прививки ликвидировали оспу

Оспа была ликвидирована сочетанием карантинных мер и вакцинации контактных. Выявленные случаи оспы изолировались с помощью полицейских мер, а их контакты - прививались (это получило название "кольцевая вакцинация"). За сообщения о случаях оспы выплачивалось вознаграждение. Были также использованы военно-полицейские и пропагандистские меры для прекращения религиозных оспенных обрядов.
В целом конечная ликвидация оспы является великим административно-организационным подвигом.

8. От оспы привили все население Земли

Некоторые страны, например, Австралия и Новая Зеландия, вообще не проводили вакцинации населения. Это не помешало им избавиться от оспы - с помощью карантина.
В развивающихся странах, бывших очагами оспы, в ходе программы ликвидации оспы до перехода к стратегии "карантин+кольцевая вакцинация" привили 40%-70% населения.

9. Если бы оспу не ликвидировали, от нее до сих пор умирали бы миллионы людей

Натуральная оспа являлась очень тяжелым заболеванием. Так, во время московской вспышки (привезенной) оспы зимой 1959-60 гг. погибло 6,5% заболевших. Однако нужно учитывать, что в XX в., с интенсификацией межрегиональных контактов, вызывающий натуральную оспу вирус variola major стремительно вытеснялся его очень близким африканским родственником, вирусом оспы variola minor. А вирус variola minor вызывает сравнительно доброкачественную болезнь под названием оспа кафров, или аластрим. [Кафры - это одно из названий народов банту.] Смертность без медпомощи от аластрима - менее 1%, более легкое течение обеспечило его возбудителю эволюционное преимущество. Собственно на момент ликвидации оспы аластрим уже вытеснил натуральную оспу из Африки, Южной Америки, заканчивал в Северной Америке, и принялся за Западную Европу. Финал этого наступления мы не увидели, т.к. вирус оспы ликвидировали в обоих его проявлениях.

10. Как ликвидировали оспу, точно так же удастся ликвидировать другие болезни

Ликвидация вируса оспы стала возможна в результате следующего уникального сочетания характеристик самого вируса и вызываемого им заболевания:
а) вирусом оспы болели только люди, природный резервуар отсутствует
б) не существовало хронического носительства вируса
в) не существовало бессимптомной формы заболевания
г) инфицированные не заразны до появления симптоматики и после выздоровления
д) четкая, оригинальная, исключительно заметная кожная симптоматика, позволяющая быстро идентифицировать больных
е) нестойкость вируса к внешней среде, ограничивающая возможности заражения
ж) стойкая перекрестная иммуногенность у родственных штаммов

Отсутствие любой из этих характеристик не дает провести аналогичную программу "геноцида", как это видно на буксующих программах ликвидации полиомиелита и кори. Вообще, человеку удалось уничтожить пока только два патогенных вируса - оспу и чуму крупного рогатого скота.

11. Оспа может быть страшным биологическим оружием

Из-за только что перечисленных характеристик оспы этот вирус - плохой кандидат в массовое биологическое оружие. Распространять тяжело, а заболевшие оспой будут быстро идентифицированы и помещены в карантин.

UPDATE: Еще почитать http://eugenegp.livejournal.com/282741.html

eugenegp.livejournal.com


Смотрите также