Можно ли вылечить биполярное расстройство


Биполярное расстройство: причины, симптомы, последствия

После того как биполярное расстройство диагностировали у актрисы Кэтрин Зеты-Джонс, об этом заболевании стали говорить больше и чаще. И это, уверены психологи, очень правильно, так как именно расстройства настроения принято считать заболеванием XXI века, в то время как мы о них почти ничего не знаем. В этом материале — самая важная информация о биполярном расстройстве. Что это такое, как его избежать и можно ли вылечить БАР окончательно.

Что такое биполярное расстройство

Биполярное аффективное расстройство (БАР, маниакально-депрессивный психоз) — психическое расстройство, характеризующееся сменой маниакальных и депрессивных состояний, смешанными состояниями, чередованием эйфории и депрессии. Перепады настроения у больных биполярным расстройством более серьезны, чем те, с которыми мы сталкиваемся каждый день. В перерывах между ними большинство людей могут вести нормальную жизнь, однако когда симптомы обостряются, без профессиональной помощи это становится практически невозможно.

Как проявляется биполярное расстройство

Обычно во время маниакального эпизода человек, страдающий биполярным расстройством, делает что-то нетипичное для себя. Так, он может потратить деньги со всех кредитных карт, импульсивно бросить работу или не спать в течение нескольких дней. Опасность возрастает, когда дело доходит до секса, алкоголя, наркотиков или азартных игр — в  таких ситуациях человеку с расстройством настроения бывает сложно остановиться, что может иметь серьезные последствия для здоровья.

Как понять, что у вас проблемы с алкоголем

За маниакальным эпизодом традиционно следует депрессия. В это время человек тщательно обдумывает все то, что успел совершить во время «приступа», а это, в свою очередь, приводит к самобичеванию, чувству безнадежности и отчаяния. Чаще всего эти дни больные биполярным расстройством проводят в постели.

Биполярное расстройство: причины

Хотя данных исследований на сегодняшний момент недостаточно, некоторые эксперты все же говорят о том, что биполярное расстройство может быть генетически предопределено. То есть, риск биполярного расстройства выше у тех людей, члены семьи которых страдали или страдают этим заболеванием.

Впрочем, более распространенной причиной БАР следует считать стрессовые ситуации. Это может быть развод или разрыв отношений, физическое, сексуальное или эмоциональное насилие, серьезные денежные проблемы, а также смерть близкого члена семьи. Симптомы биполярного расстройства, как принято считать, возникают из-за изменений в балансе нейромедиаторов в головном мозге (в частности, норадреналина, серотонина и дофамина).

7 способов справиться со стрессом за минуту

Как распознать биполярное расстройство

Распознать БАР на начальном этапе довольно трудно, так что справиться с этим сможет только специалист. Во время маниакальной фазы, например, человек с биполярным расстройством может быть веселым и заряжать своим позитивом окружающих. Но со временем БАР прогрессирует, и маниакальные эпизоды становятся все более экстремальными и противоестеств

med.vesti.ru

Моя история лечения биполярного расстройства. От психиатрической клиники до жизни без таблеток

Как я впервые столкнулась с депрессией и вышла из нее

Мне было 20 лет, я только что закончила Университет и нашла первую работу. В это же время меня бросил парень, с которым я встречалась больше 3-х лет и ждала уже свадьбы. И на это обстоятельство я довольно долго списывала свое подавленное состояние, нежелание вставать по утрам и кого-либо видеть. Я за месяц похудела на 7 кг, перестала спать, постоянно мучала сухость во рту, но главное — ощущение собственной никчемности. Мне казалось, что виновата еще и работа, которая была связана с общением, а оно у меня в том состоянии совсем не складывалось. Поэтому я уволилась. Но по прошествии двух дней, мое сознание начинает вообще рисовать мне какие-то жуткие картины будущего- что я ни на что не способна, что меня в будущем ждет жалкое существование, стану бомжом и т.д. И это все было в голове выпускницы престижного факультета с красным дипломом. И я наглоталась таблеток и попала в реанимацию. Слава Богу, наглоталась я таблеток легких, и меня быстро откачали. Еще добавилось чувство вины перед мамой и близкими. 

После выписки из реанимации, я засела дома, со мной часто оставалась мама, которой я рассказывала как шарманку бесконечно одно и то же — я никчемная, ни на что не способная, ничего не достойная. Я постоянно думала о том, что не хочу жить, думала как ее закончить. Меня водили к психиатру, но я не верила, что это болезнь и считала эти посещения полным бредом. 

Так прошло лето и вот я как-то попала к знахарке — это была обычная женщина, у которой были способности видеть больше, чем обычные люди. Помню, она что-то говорила мне про то, что у меня много обид, дала какие-то молитвы. Я легла спать, а проснулось бодрой, полной сил и надежд, не понимая, что это вообще все было.

Я начала бурную деятельность — искала новую работу, почти вернула парня, встретила другого, и чуть ли не собиралась за ним уезжать в другой город. Надо сказать, я по натуре очень энергичная, веселая, оптимистичная, поэтому мое такое поведение никого не удивило — ни меня, ни близких, ни друзей. Ну и все очень радовались, конечно, что я пришла в себя.

ПЕРВЫЙ ОПЫТ ПРЕБЫВАНИЯ В СТАЦИОНАРЕ

К зиме я нашла новую работу, постепенно все пришло в норму и я зажила как обычно. Но через 1,5 года у меня умерла мама. И сначала мне казалось, что я на удивление это легко перенесла. Но через где-то месяц, меня накрыло. Ничего не могу, не хочу, самообвинения «слабая, не могу бороться», «бессердечная, не жалеешь отца, которому и так тяжело». Опять без сна, потеря веса. Конечно, я помчалась к знахарке той же, не помогло. Потом сестра договорилась о консультации с психиатром. Я пришла, поговорили и через неделю меня положили в отделение неврозов в психиатрической клинике. При этом я не считала себя больной, думала, что я такая хитрая, что всех обманула, а в голове были страхи «скоро они раскроют, что я притворяюсь и узнают, что я просто слабый человек, не могу бороться и просто прячусь за мнимой болезнью». Мне поставили ситуативную депрессию, что мое состояние вызвано смертью матери и назначили легкие антидепрессанты. Но, легче не становилось, и когда собрали консилиум, копнули глубже и я рассказала про первый эпизод, а именно про то, как я вышла из подавленного состояния на супер-подъем, скорректировали диагноз на биполярное расстройство. После ударных доз антидепрессантов, где-то через 3 недели, я стала возвращаться к нормальному состоянию. Еще неделю я приходила в себя, пытаясь понять, что это было. Я задавала вопрос врачу : «Как я могу с этим бороться? Как предотвратить?». Её позиция была такова, что это серьезная болезнь, депрессивные фазы неизбежны и я на всю жизнь должна подружиться с лекарствами, снижая дозы во время улучшений, и повышая при наступлении кризиса. Она также сказала, что я могу смягчить свои депрессивные фазы, если научусь справляться с психологическими трудностями и я занялась психотерапией. Также мне были даны рекомендации избегать сильных положительных или отрицательных нагрузок, стрессов. Но в целом она готовила меня к тому, что это на всю жизнь и надо смириться. 

Мне было себя очень жаль, все эти вопросы «Почему я? А как же так?» крутились в моей голове. Но, тем не менее, я начала заниматься направлением символ-драма, встречаясь с психотерапевтом раз в неделю. Всё это время я пила таблетки и ходила к психиатру на контрольные визиты.

СНОВА СТАЦИОНАР

Так прошло пару лет, и второй мой стационар случился уже в более спокойном режиме — скорее для профилактики. В этот раз не было ни суицидальных мыслей, ни потери сна, просто часто наблюдалась подавленность, недовольство собой и меня снова на месяц положили в отделение неврозов. Во время этой госпитализации я активно занималась психотерапией (была организована арт-терапия и встречи раз в неделю с психотерапевтом, который мои чувства немного растормошил). Тогда я впервые прочувствовала боль от смерти мамы, по-настоящему порыдала и нашла в себе смелость обнять отца, который был ну очень сдержанным человеком и нежностей себе совсем не позволял. Я , по совету психотерапевта, предложила при встрече обняться, и он согласился и даже очень обрадовался. Так я постепенно выпускала зажимы, травмы и это, конечно, имело благотворный эффект. При этом таблетки продолжали быть моими спутниками.

Периодически, вне стационара, у меня случались ухудшения, мы встречались с психиатром и регулировали дозировки.

ПЕРЕЕЗД В МОСКВУ И СНОВА БОЛЬНИЦА

Затем я переехала в Москву — моя компания предложила мне место в центральном офисе. Для подстраховки мне нашли здесь врача, так как, естественно, у меня были опасения «А что если меня снова накроет? Куда бежать?». Хотя переезд прошел очень легко — у меня не было бытовых проблем, так как компания снимала мне квартиру, через 2 месяца я встретила свою любовь и мы начали почти сразу жить вместе (и так и живем, в этом году 10 лет свадьбы), но меня через год все-таки снова «накрыло». Виной тому был стресс на работе — у меня не складывались отношения с одним из руководителей, да и требований к себе всегда было очень много, что постепенно меня обесточило. Но проявлялась болезнь уже по-другому: если раньше это была полная бесчувственность (которая приводила меня в ужас и заставляла считать себя чудовищем), то после психотерапии у меня появилась способность плакать, что было, по словам врачей, хорошим знаком. Но старые симптомы, такие как бессонница, потеря веса, суицидальные мысли , самоуничижение, продолжали меня мучить. В Москве мне не удалось лечь в стационар, так как не было прописки, поэтому я поехала в родной город к своим врачам. И опять почти на месяц загремела. Очень переживала по поводу отношений с молодым человеком, но он, Слава Богу, меня поддержал и не испугался. Пока лежала в больнице, 2 раза в неделю занималась с психотерапевтом и достаточно быстро выкарабкалась, недели за 3.

Когда вернулась, решила поменять работу, и быстро с этим справилась. 

По моим наблюдениям, серьезные кризисы случались со мной каждые 2 года. Следующий вообще случился на пустом месте. Все было прекрасно, я успешно реализовала проект, предстояла поездка за границу и ба-бах, снова маятник качнулся в другую сторону. Опять мысли о никчемности, слезы, отсутствие сна. Лечу на родину, врач увеличивает дозировки, так как лечь в больницу я отказалась. Через неделю вернулась, и мы с молодым человеком решили съездить в Сергиев Посад, там проводилась отчитка от нечистой силы. По-моему, в этот раз мы туда не попали, посетили храм и подошли к мощам. Я конечно загадала выздоровление. Легла спать, обдумывая как откажусь от командировки моей мечты, так как в таком состоянии о поездке не может быть и речи. А проснулась здоровой. Вот такие чудеса. Но таблетки я пить продолжала, и уже в Москве продолжала заниматься психотерапией с Юнгианским психоаналитиком. В общем, в этот раз обошлось без стационара. 

Между этими серьезными эпизодами и у меня бывали ухудшения, их я регулировала лекарствами. Но также как-то, после серьезной нагрузки на работе, я почувствовала приближение депрессивной фазы и уехала в отпуск на 2 недели. И получилось проскочить

В ПЕРВЫЙ РАЗ В КЛИНИКЕ НЕВРОЗОВ

В пятый раз меня накрыло за месяц до свадьбы. Видно, снова наложились  нагрузка на работе, подготовка к свадьбе и другие хлопоты. Психотерапевт посоветовала мне врача, он выписал лекарства, которые мне никак не помогали. Уехать лечиться я не могла, кое-как себя настраивала и свадьбу провела в ужасном состоянии, в глубочайшей депрессии. Хотя по фоткам не скажешь. Мы уехали в свадебное путешествие, лучше мне не становилось. Наоборот, из-за неправильного лечения, стало еще хуже чем было обычно (вывод: ищите хороших врачей по рекомендации и не бойтесь отказываться, если улучшений нет). Папа подключил тут свои связи в Москве и меня без прописки взяли в клинику неврозов. Тогда еще там и иногородние лежали бесплатно. Я попала в 4-е отделение, к Иноземцевой Елене Дмитриевне, и она меня за месяц подняла на ноги. Что хорошо в Клинике неврозов — помимо медикаментов (в гораздо более умеренных дозах, чем в отделениях неврозов при психиатрических клиниках), там есть дыхательная гимнастика и йога, танцы, ванны, сауна, иглорефлексотерапия.

3 ГОДА БЕЗ ТАБЛЕТОК

Я пила еще препараты около полутора лет, а потом, ПО СОГЛАСОВАНИЮ С ВРАЧОМ!!!, впервые за 10 лет, прекратила приём. Мне было правда очень страшно, ведь врачи, которым я доверяла, уверяли меня, что теперь я подружилась с антидепрессантами на всю жизнь. Но моя новая врач так не считала, по ее мнению, вполне можно обходиться ими только во время депрессивных фаз. И правда, без таблеток я прожила почти 3 года. Сменила работу, родила здорового ребёнка. Надо сказать, пока 1,5 года в декрете сидела, вообще и намека на депрессию не было. 

И СНОВА «ЗДРАВСТВУЙ» КЛИНИКА НЕВРОЗОВ

Но потом, я вышла на работу, и через полгода опять двадцать пять. Я перенапряглась — помимо обязанностей руководителя, которые я очень серьезно воспринимала и всегда сильно переживала о работе, добавились обязанности мамы. И я не выдержала. Снова слезы, бессонница, посыпание головы пеплом, страх «мужу я такая не нужна», «что я за мать» и стационар.

Снова на реабилитацию ушел месяц, и после я довольно быстро бросила пить антидепрессанты, что было ошибкой, на меня через 5 месяцев снова накатила волна депрессии. Обошлась 2-мя неделями и дневным стационаром. Много раз за это время приходили мысли о том, чтобы бросить работу и быть просто мамой, ведь в декрете мне жилось так спокойно…

КЛИНИКА ПСИХИАТРИИ КОРСАКОВА

Но все-таки осталась на той же работе в должности руководителя. И через полгода ровного состоянии снова депрессия. К сожалению, у моего врача в клинике неврозов случилось несчастье и она не смогла мной заняться. И были сомнения — а правильное ли это лечение, когда каждые полгода -срыв. Так я оказалась в клинике психиатрии им.Корсакова на ул. Россолимо. У меня была очень хороший врач — Екатерина Михайловна, молодая, профессиональная, неравнодушная. Но подход там к лечению был с упором на фармакалогию — никаких гимнастик и массажей, психотерапевтических сеансов: капельницы, уколы, таблетки. Мне еще «повезло» лечь туда во время карантина, когда нельзя выходить из клиники гулять, только час по внутреннему дворику. Тем не менее, меня поставили там тоже на ноги, за что я врачам очень признательна, и худо-бедно я могла нормально жить и работать. 

Снова я столкнулась с позицией врачей — таблетки теперь на всю жизнь и дисциплинированно принимала препараты. Но с лечением явно было что-то не так, у меня появились страхи жуткие, которых раньше и близко не было, скованность и ощущения «полета» не было и близко. Плюс я приняла достаточно серьезное решение для себя — ушла с позиции руководителя отдела на рядовую, и мне очень непросто это далось. И амбиции, и гордость, пришлось засунуть подальше, так как я думала, что одна из причин моих срывов — повышенное чувство ответственности за работу отдела и переживания с этим связанные. Но и это не помогло. Через 10 месяцев, несмотря на прием таблеток, отсутствие большой нагрузки на работе, я снова погружаюсь в депрессию — ничего не можется, не хочется, реву, себя жаль. Я легла вновь в клинику Корсакова, уже в общую палату. Снова горы таблеток, капельницы и такие же несчастные люди вокруг (и я снова попадаю на карантин, а значит безвылазно сижу в отделении). Наблюдая там за пациентами, обращала внимание, что больше половины попадают сюда не в первый раз и смирились с таким положением дел. Меня совсем не вдохновляли их потухшие глаза и застывшие лица. В общем я решила продолжить искать способы выхода из этого порочного круга. Я выписалась из клиники в удовлетворительном состоянии, лекарств по назначению врача принимала много, и от них была мутная голова, заторможенность. Но отказываться было страшно. При этом и муж, и подруги пытались мне сказать, что с лечением что-то не так, я сама не своя.

ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРИЁМА ПРЕПАРАТОВ И ЗНАКОМСТВО С АЛЬТЕРНАТИВНЫМИ МЕТОДАМИ

Мне посоветовали врача в Клинике неврозов, я туда отправилась, врач мне дала от ворот поворот, и я решила навестить своего прежнего доктора, как раз в этой же клинике (почему раньше этого не сделала, непонятно). Я ей показала свои назначения, рассказала о состоянии и она, так как врач очень опытный, даже по виду отметила застывшую маску на лице и общую скованность. И вместе с ней мы приняли решение прекратить прием и посмотреть на динамику (хочу сделать акцент, что это было сделано под руководством врача, она даже сказала, что есть такой метод лечения). Мне было страшно невероятно, но и состояние на тот момент не устраивало, в общем, я ей доверилась. И ничего страшного не произошло.. 

Параллельно мне стала попадаться на глаза информация о том, что помочь людям, страдающим психическими заболеваниями, может изменение системы питания, налаживание работы кишечника. Первой книжкой, которую я прочла на эту тему, была «Обратная связь» Марка  Хайманна. Надо сказать, что запоры мучили меня всю сознательную жизнь, я могла не ходить в туалет по неделе, и больше (простите за эти подробности), и это усугубилось из-за почти непрерывного приема антидепрессантов. Название книжки как раз раскрывает мысль, что есть психо-соматические болезни, когда у человека возникают болезни органов из-за нерешенных психологических проблем. А есть сомато-психические, когда состояние организма порождает не только психологические проблемы, но и даже психические заболевания.

Доктор подробно описывает свою систему, приводит истории выздоровления пациентов и рассказывает как можно помочь самому себе, наладив питание и решив проблемы с кишечником. Я начала налегать на овощи — зеленый салат, капуста и другие, больше пить воды и уже заметила положительные изменения.

РАБОТА С НАТУРОПАТОМ

Но я — не поклонник самолечения, поэтому обратилась по совету подруги, у которой ребенок страдает аутическим расстройством к врачу-натуропату. Она провела диагностику и назначила курс лечения. Но также воодушевила меня на то, что без лекарств жить можно, даже имея диагноз биполярное расстройство. Доктор пояснила, что люди с таким устройством психики наделены способностями, талантами выше среднего и свой потенциал нужно реализовывать (тогда я это пропустила мимо ушей, а сейчас часто об этом думаю). 

План лечения был рассчитан на примерно 2,5 месяца, сначала я пила лекарства, чтобы убить флору нездоровую в кишечнике, потом насыщали ее полезными бактериями и потом были биодобавки, корректирующие гормональный фон. Я все добросовестно принимала и чувствовала себя хорошо — появилась бодрость, вера в себя, стала лучше выглядеть. Когда через 3 месяца я пришла на прием, улучшения были, но также был рекомендован повторный курс.  За это время у меня укрепилась вера в то, что можно жить без антидепрессантов, я в целом стала лучше переносить стресс, появилась устойчивость. Даже смерть отца я перенесла нормально, не свалившись в депрессию. Я продолжаю быть на связи со своим психиатром, но она тоже не видит причин для приема препаратов и меня поддерживает. 

МОЯ ЖИЗНЬ СЕЙЧАС

На постоянной основе я пью только Omega 3 в жидком виде, опять же по рекомендации врача. Ем много орехов, ем рыбу и практически при каждом приеме пищи употребляю овощи (исключение — завтраки с творожными блюдами или кашами). 

Без таблеток и депрессий я уже 2 года (тьфу-тьфу-тьфу).

ВАЖНО!

Повторюсь, я не призываю никого отказываться от антидепрессантов, состояния бывают разные — когда у вас пик депрессии, вы не спите ночами и вас мучают суицидальные мысли, глупо пытаться лечиться травками, надо идти к врачу. Я намеренно не указываю здесь ни одного лекарства, не занимайтесь самолечением, идите к специалистам. Но Я призываю искать то, что поможет лично вам, не пугаться и пробовать разные методы лечения, но действовать разумно. Будьте здоровы и счастливы!

bipolyarochka.ru

Как вылечить биполярное расстройство навсегда ➣ Можно ли вылечить биполярное расстройство

Los Angeles, US, 90101, Bukowski

Анапа, РФ, 353450, Рашидова

Гагарин, РФ, 215010, Турчин

Одесса, UA, 65003, Гриневич

Геленджик, РФ, 353460, Рудько

Павловск, РФ, 196620, Санина

Kaunas, LT, 48101, Adamkute

Калининград, РФ, 236004, Кудрявцев

Абакан, РФ, 655012, Гаева

Екатеринбург, РФ, 620141, Червец

Hamburg, DE, 21149, Dietmar

Калуга, РФ, 248011, Зайцева

Tel Aviv, IL, 61231, Granovich

Саратов, РФ, 410031, Варданян

Курск, РФ, 305044, Лобанов

Plovdiv, BG, 4000, Vaganov

Всеволожск, РФ, 188640, Шепелева

Затайск, РФ, 649002, Карубин

Киев, UA, 03150, Величко

Ставрополь, РФ, 355020, Гузеева

Елец, РФ, 399788, Патршев

Taldykorgan, KZ, 040001, Jamaev

Архангельск, РФ, 163060, Журбин

Махачкала, РФ, 367015, Керимов

Энгельс, РФ, 413123, Житковский

Томск, РФ, 634031, Смирнов

Los Angeles, US, 90101, Bukowski

Анапа, РФ, 353450, Рашидова

Гагарин, РФ, 215010, Турчин

Одесса, UA, 65003, Гриневич

Геленджик, РФ, 353460, Рудько

Павловск, РФ, 196620, Санина

Kaunas, LT, 48101, Adamkute

Калининград, РФ, 236004, Кудрявцев

Абакан, РФ, 655012, Гаева

Екатеринбург, РФ, 620141, Червец

Hamburg, DE, 21149, Dietmar

Калуга, РФ, 248011, Зайцева

Tel Aviv, IL, 61231, Granovich

Саратов, РФ, 410031, Варданян

Курск, РФ, 305044, Лобанов

Plovdiv, BG, 4000, Vaganov

Всеволожск, РФ, 188640, Шепелева

Затайск, РФ, 649002, Карубин

Киев, UA, 03150, Величко

Ставрополь, РФ, 355020, Гузеева

Елец, РФ, 399788, Патршев

Taldykorgan, KZ, 040001, Jamaev

Архангельск, РФ, 163060, Журбин

Махачкала, РФ, 367015, Керимов

Энгельс, РФ, 413123, Житковский

Томск, РФ, 634031, Смирнов

Los Angeles, US, 90101, Bukowski

Анапа, РФ, 353450, Рашидова

Гагарин, РФ, 215010, Турчин

Одесса, UA, 65003, Гриневич

Геленджик, РФ, 353460, Рудько

Павловск, РФ, 196620, Санина

Kaunas, LT, 48101, Adamkute

Калининград, РФ, 236004, Кудрявцев

Абакан, РФ, 655012, Гаева

Екатеринбург, РФ, 620141, Червец

Hamburg, DE, 21149, Dietmar

Калуга, РФ, 248011, Зайцева

Tel Aviv, IL, 61231, Granovich

Саратов, РФ, 410031, Варданян

Курск, РФ, 305044, Лобанов

Plovdiv, BG, 4000, Vaganov

Всеволожск, РФ, 188640, Шепелева

Затайск, РФ, 649002, Карубин

Киев, UA, 03150, Величко

Ставрополь, РФ, 355020, Гузеева

Елец, РФ, 399788, Патршев

Taldykorgan, KZ, 040001, Jamaev

Архангельск, РФ, 163060, Журбин

Махачкала, РФ, 367015, Керимов

Энгельс, РФ, 413123, Житковский

Томск, РФ, 634031, Смирнов

www.avatar-medical.ru

Лечение биполярного расстройства: ожидания и действительность

Маниакально-депрессивное заболевание до середины ХХ ст. не поддавалось лечению.
С открытием лечебного действия солей лития наступила эпоха надежд в лечении душевных заболеваний, в частности маниакально-депрессивного расстройства. Это привело к изменению представлений о психических болезнях. В фильме Милоша Формана «Полет над гнездом кукушки» ярко и привлекательно показаны миф о душевном расстройстве, как о вполне нормальном ответе человеческой психики на безумный мир, бессилии психиатрии и, как следствие, анти-психиатрические настроения в обществе.

Эти достижения также показали, что в лечении многих психических расстройств ведущими являются биологические методы. Литий спас сотни тысяч жизней и изменил исход маниакально-депрессивной болезни для миллионов людей. Это повлияло на общественное и профессиональное восприятие душевных болезней и сущность психических явлений вообще, до сих пор объяснение этих процессов вызывает изумление у пациентов. Так, например, одна моя пациентка с нескрываемым разочарованием говорила, что ей становится не по себе при мысли о том, что человеческие страдания, любовь и удовольствия зависят всего лишь от недостатка небольшого количества соли и «какого-то серотонина» в человеческом мозге.

Развитие психофармакологии привело к пониманию патофизиологических процессов, дало начало научным исследованиям в психиатрии, появлению новых более современных подходов в диагностике (например, DSM-IV – в США, МКБ-10 – в Европе) и лечении психических расстройств.

Несмотря на значительные успехи в области психофармакотерапии, маниакально-депрессивное заболевание остается актуальной медико-социальной проблемой.
По данным разных авторов, распространенность биполярного расстройства (БР) I типа составляет от 1-1,5 до 8,3%, II типа – от 5,3 до 11%. Данная патология находится на шестом месте среди заболеваний, которые приводят к инвалидности в возрасте от 15 до 44 лет (Murray & Lopez, 1996). Часто БР проявляется в юношеском возрасте, что отягощает течение и прогноз заболевания, и связано с существенным ухудшением социального функционирования. Так, по данным Gillberg et al. (1993), в США 89% подростков с БР становятся инвалидами к тридцати годам, несмотря на проводимую терапию (в основном солями лития).

В амбулаторной практике функциональное ухудшение часто наблюдается даже в случаях отсутствия явных симптомов заболевания. Так, у 80% больных с БР, которые получали лечение по поводу мании в стационаре, спустя 6 месяцев после выписки не отмечалось симптомов заболевания или они были слабо выражены.

Однако 43% этих пациентов продолжали работать, из них только 21% сохраняли доболезненный уровень функционирования. Кроме того, после первой госпитализации 64% пациентов были трудоустроены, при последующих – лишь 33% (Dion & col., 1988). На протяжении года после первого эпизода психотической мании 90% больных достигали синдромального выздоровления, однако 61% пациентов не удалось вернуться к прежнему уровню функционирования. В этом же исследовании (Conus & col., 2006) выделены предикторы неблагоприятного функционального исхода.

Предикторы неблагоприятного функционального исхода у биполярных больных

  • Злоупотребление психоактивными веществами
  • Ранний возраст начала заболевания
  • Аффективные расстройства у близких родственников

У пациентов с БР, которые злоупотребляют психоактивными веществами, в 19 раз (!) меньше шансов восстановления доболезненного уровня функционирования. Очевидно, подобная статистика поясняется не только маниакальными, но и депрессивными симптомами, которые также во многом определяют неблагоприятный функциональный исход БР (Judd et al., 2005; Bauer et al., 2006). В целом это объясняет и тот факт, что БР по сравнению с униполярной депрессией ассоциируется с более чем в 2 раза большим количеством дней нетрудоспособности (Kessler et al., 2006). Известно, что нарушение функционирования и инвалидизация влекут финансовые затраты для пациента, семьи и общества. В США, по данным Wyatt & Henter (1995), прямые и непрямые затраты, связанные с БР, оценены в 45 млрд долларов, из которых 84% составляют непрямые затраты (потеря продуктивности деятельности, безработица, неуплата налогов, правонарушения). Ежегодно на одного пациента тратится от 12 до 18 тыс. долларов, 80% из которых – непрямые затраты (Kleinman et al., 2003). Высокий коэффициент соотношения непрямых и прямых затрат свидетельствует о том, что качественное, эффективное лечение таких больных может принести большую пользу стране, которая решила бы не экономить на психиатрической помощи.

По данным Schaffler et al. (2006), от 25 до 65% больных с БР не получают лечения вообще, что отчасти связано и со сложностями диагностики. Так, для установления точного диагноза БР у 23% больных врачам понадобилось 6 месяцев; для этого 48% пациентов были проконсультированы тремя специалистами, 10% – 7 и более, 34% – «ожидали» установления правильного диагноза 10 лет и дольше от начала развития БР.

В среднем проходит 8,3 года от начала заболевания до назначения адекватного лечения, у женщин этот срок обычно более длительный (Baldessarini R. et al., 1999). И, естественно, такое «диагностическое опоздание» ухудшает прогноз. Однако и это еще не все. Неправильное лечение зачастую приносит больше вреда, чем его отсутствие. Например, лечение повторных депрессивных эпизодов при БР только трициклическими антидепрессантами (ТЦА), часто в малых дозах в связи с их плохой переносимостью, приводят к инверсии фазы, учащению циклов и формированию терапевтически резистентных состояний. Так, по данным Perlis et al. (2006), у 50% пациентов с БР ошибочно диагностируется униполярная депрессия, при этом назначаются только антидепрессанты. Результаты исследований, проведенных в условиях неакадемической врачебной практики, показали, что приблизительно половина всех больных с БР не получает
стабилизаторов настроения (Schaffler et al., 2006).

По данным самого длительного исследования по БР, проводимого в рамках программы STEP-BD, у 50% пациентов при достижении полной ремиссии наблюдается 1 рецидив и более на протяжении двух последующих лет (Perlis et al., 2006). У 73% больных, получавших активную профилактическую терапию, рецидив развивался в течение 5 лет, большинство этих пациентов перенесли более одного рецидива (Gitlin et al., 1995). Выявляется прямая связь между инвалидизацией и тяжестью симптомов в период обострений.

Таким образом, чем медикаментозное лечение эффективнее в отношении тяжести эпизода, тем оно более эффективно в предупреждении развития инвалидизации. В этом контексте роль психо-социальной реабилитации явно преувеличивается.

В настоящее время разработаны алгоритмы лечения БР (таблица). В Украине утвержден Клинический протокол оказания медицинской помощи больным БР (приказ МЗ Украины № 59 от 05.02.2007 г.). Протоколы лечения детей и подростков с БР в этой работе не рассматривались.

К сожалению, многие специалисты не только не используют данные руководства в своей практике, но и не знают об их существовании. В результате треть биполярных больных не получает стабилизаторов настроения вообще, в то же время активно назначаются антидепрессанты. Анализ данных 7 760 пациентов с БР показал, что лишь четвертая их часть получала стабилизаторы настроения, при этом половина всех больных принимала антидепрессанты (Baldessarini R. et al., 2006). При лечении аффективных расстройств, не сопровождающихся психозом, врачи следовали нормативам только в 16-17% случаев, для психотической мании этот показатель составил 38%, для психотической депрессии – 31%. И такая тенденция в пользу назначения антидепрессантов при лечении БР наблюдается с начала 90-х годов и до настоящего времени.

Возможно, это связано (помимо терапевтической компетентности врачей) с затруднениями дифференциальной диагностики БР и униполярной депрессии.

Анализируя различные клинические руководства, можно говорить о том, что в них отражены наиболее обобщенные, простые и целесообразные подходы к лечению, оправданные как с точки зрения соотношения «риск/польза», так и экономической эффективности.

В контексте лечения БР европейские консенсусы отдают предпочтение солям лития, американские – вальпроатам (в США литий и карбамазепин используют в значительно меньшей степени). В некоторых европейских странах антидепрессанты считаются первым выбором в лечении биполярной депрессии, и антиманиакальный превентивный эффект достигается одновременным назначением стабилизатора настроения. В США к препаратам первого выбора в лечении легких и средней тяжести депрессивных эпизодов относят стабилизаторы настроения. Назначение антидепрессантов оправдано только в случаях тяжелой депрессии. Интересно отметить, что монотерапия антидепрессантами является лишь четвертым уровнем при выборе лечения. В качестве примера можно привести Техасский алгоритм по лечению биполярного расстройства (рис. 1, 2).

Следующее различие между американскими и европейскими консенсусами касается тех ситуаций, когда необходимо начинать поддерживающую/
профилактическую терапию. Так, в США поддерживающую терапию рекомендуют проводить после первого маниакального эпизода, согласно европейским руководствам – после второго либо, как исключение, после первого, если это был тяжелый эпизод.

В качестве примера можно привести Техасские алгоритмы профилактического (поддерживающего) лечения после перенесенного маниакального и депрессивного приступа при биполярном расстройстве I типа.

Согласно рекомендациям по профилактической терапии пациентов с последним гипоманиакальным, маниакальным или смешанным эпизодом, в случае повторяющегося, последнего или тяжелого эпизода мании, прежде всего, следует назначать литий или вальпроат. У тех пациентов, которые не перенесли такого эпизода мании, рекомендованы также литий или вальпроат. Возможно назначение ламотриджина как следующего шага лечения. В этих же случаях допускается альтернативное использование оланзапина. При недостаточном клиническом эффекте возможно применение карбамазепина или клозапина, затем кветиапина и рисперидона и только в последнюю очередь – нейролептиков и ЭСТ.

Рекомендации по профилактической терапии больных, перенесших последний депрессивный эпизод, выглядят следующим образом. Пациентам с тяжелой манией (в анамнезе) и/или она предшествует текущему депрессивному эпизоду, прежде всего, назначают ламотриджин в комбинации с вальпроатом. В остальных случаях проводится монотерапия ламо-триджином. В случае недостаточной эффективности предыдущего лечения назначают литий, комбинацию антиманиакального (стабилизаторы настроения, атипичные антипсихотики с доказанной эффективностью) препарата и антидепрессанта, которая была эффективна в прошлом, включая комбинацию оланзапина и флуоксетина. Затем следуют вальпроат, карбамазепин и атипичные антипсихотики.

И только в последнюю очередь, при неэффективности предыдущей терапии, возможно переключение на типичные нейролептики, ЭСТ (Suppes T. et al., 2005).

В целом, все руководства едины во мнении, что в лечении БР основную роль играют тимостабилизаторы, и самостоятельное применение антидепрессантов
по большей части неуместно либо даже опасно. Так, в руководствах последних лет выражаются опасения в связи с применением подобных препаратов даже в комбинации со стабилизаторами настроения.

Один из основополагающих этапов работы с пациентом с БР и планирования адекватного лечения – оценка состояния. Она включает обязательное определение структуры синдромов в момент осмотра и их продолжительность (решающее значение), оценку основных стрессовых событий в жизни пациента, выяснение возможного употребления больным психоактивных веществ, суицидальный риск. Семейный анамнез и историю жизни пациента лучше рассматривать в сотрудничестве с близкими ему людьми. Это позволит выявить у депрессивного пациента гипоманиакальные/маниакальные состояния в прошлом, его отношение к медикаментозному лечению и госпитализациям при таких состояниях. Сам пациент вспоминает гипоманиакальные эпизоды и относится к ним, как к нормальным и даже приятным событиям, и поэтому вне сотрудничества с близкими людьми значительно возрастает риск гипердиагностики рекуррентной депрессии. Правда, хорошо собранный анамнез – это половина диагноза. Кроме того, очень важно сформировать желание родственников участвовать в лечении на протяжении длительного времени, что необходимо для раннего выявления симптомов рецидива заболевания (например, нарушения сна, других отклонений циркадного и социального ритмов) и сохранения социального функционирования.

Оценка медицинского анамнеза для выбора базового препарата также имеет немаловажное значение. Так, например, при назначении лития решающими является исследование функции щитовидной железы и почек, карбамазепина и вальпроатов – печеночной функции и гемопоэза, а также у женщин функции яичников. При назначении ламотриджина важно принимать во внимание аллергологический анамнез. При оценке рисков побочных эффектов у больных с назначениями атипичных антипсихотиков необходимо учитывать массу тела, наличие метаболического синдрома, диабета (включая родственников). Во всех консенсусах подчеркивается значение корректного сбора анамнеза и определение соматического состояния больного.

Основные правила работы с пациентом, страдающим БР

Тщательно собранный анамнез жизни и болезни.
Обязательно участие близких людей в анамнестической процедуре и дальнейшем сотрудничестве.
Лекарственные назначения должны учитывать переносимость, безопасность, эффективность и биологический «ответ». Лучше начинать лечение с наиболее переносимого препарата. Пациенты с БР II типа более чувствительны к побочным эффектам терапии, чем
больные с БР I типа.

При выборе лечения необходимо учитывать побочные эффекты, например увеличение массы тела, ухудшение когнитивного функционирования, сонливость.

Учет возможного употребления пациентом психоактивных веществ, лечение сопутствующих состояний тревоги и выяснение их возможных соматических причин.

Образовательные психотерапевтические программы, включающие изменение образа жизни в плане социальной и биологической ритмики, физической активности пациента.

Учет суицидальных рисков

  • При лечении депрессии у биполярных пациентов антидепрессантами обязательно назначение стабилизаторов настроения.
  • Антидепрессанты не применяют у пациентов с симптомами гипомании/мании, учащением и укорочением фаз.
  • При неэффективности монотерапии стабилизатором настроения показана их комбинация.
    Разделение на этапы лечения проводится в связи с естественным течением заболевания.
  • Лечение острого состояния (активная или купирующая терапия) охватывает период от начала эпизода до клинического ответа. Этот этап обычно составляет 6-12 недель.
  • Продолжающееся (стабилизирующее) лечение длится от клинического ответа (купирования основных симптомов) до момента, когда ожидается начало спонтанной ремиссии (вне лечения). Это занимает приблизительно 6 месяцев для депрессивных эпизодов и 4 месяца – для маниакальных; клинически может быть более длительно, учитывая резидуальную нестабильность настроения и дисфорические включения.
  • Профилактическое или поддерживающее (длительное) лечение направлено на предотвращение или ослабление будущего аффективного эпизода с последующим (в идеале) восстановлением социального функционирования на доболезненном уровне. Ниже приведены приблизительные сроки профилактического лечения биполярного расстройства, основанные на данных литературы и собственного клинического опыта. Так, длительность поддерживающего и профилактического лечения стабилизаторами настроения по окончании первого аффективного эпизода составляет не менее 1 года, при повторных – 5 лет и более.

Одна из причин неблагоприятных исходов, трудностей и длительности терапии хронических рецидивирующих аффективных расстройств заключается, вероятно, в биологической природе этих состояний. Так, в научных исследованиях все большее признание завоевывает концепция синоптической (нейрональной) клеточной пластичности мозга. Ее суть состоит в том, что приобретение опыта на протяжении жизни позволяет обеспечивать взаимосвязь между нейронами и определенные молекулярные процессы, которые способны изменять синаптические связи. Эти процессы сопровождаются, по-существу, структурными изменениями мозговой ткани: создаются новые или исчезают старые синапсы, изменяется структура самого синапса, существующие синапсы могут ослабляться или укрепляться. Стойкие нейрональные нарушения, по-видимому, составляют одну из биологических основ ряда психических заболеваний, аффективных расстройств и шизофрении. Например, нейроморфологические данные, полученные на постмортальном материале мозга, убедительно свидетельствуют, что у больных с аффективными расстройствами по сравнению с нормой снижены объем и толщина ростральной орбитофронтальной и префронтальной коры, коры переднего отдела поясной и парагиппокампальной извилин, а также объем базальных ганглиев. Кроме того, уменьшены размеры и плотность упаковки пирамидных, непирамидных и вставочных нейронов. Эти изменения объясняют атрофические, дегенеративные аспекты заболевания у пациентов с БР. Предполагается, что маниакально-депрессивное заболевание не является классическим нейродегенеративным расстройством и сопровождается значительным ухудшением клеточной пластичности. Оказалось, что при длительной терапии антидепрессантами и стабилизаторами настроения увеличивается пролиферация гранулярных клеток зубчатой извилины, а атрофированные апикальные дендриты пирамидных клеток гиппокампа восстанавливаются (Duman R., 2004). Понимание нейрональной клеточной пластичности и возможной репарации синаптического аппарата клетки открывает перспективы обратимости и функционального восстановления при длительном биологическом лечении психических расстройств.

Источник: http://www.health-ua.org/

www.bipolar.su

Как лечить и можно ли вылечить биполярное расстройство личности. Клиника Равновесие.

Биполярное расстройство (БАР) является психическим заболеванием. Его главная особенность - в последовательной смене двух фаз настроения, мании (эйфории) и депрессии. Часто симптомы и признаки БАР путают с проявлением других психических недугов, таких как шизофрения, классическая депрессия, невроз или синдром дефицита внимания. От того, насколько точно и быстро будет установлен диагноз, часто зависит успешность проводимой терапии и благоприятные прогнозы лечения.

Диагностика заболевания

Диагностика биполярного расстройства занимает много времени даже у опытного врача. Больного необходимо наблюдать не менее полугода, чтобы:

  • выявить симптоматику, характерную именно для этой болезни;
  • дифференцировать ее от других психических недугов;
  • определить длительность фаз, их хронологию.

В процесс сбора анамнеза врач привлекает как пациента, так и его родственников, близких друзей. Больной  может неправильно оценивать странности своего поведения, преувеличивать или преуменьшать выраженность симптоматики. Беседа с близкими пациента позволяет увидеть более объективную картину.

Врач дает направление и на лабораторные анализы, на обследование всех жизненно важных органов, проводит с больным ряд психологических тестов, помогающих выявить признаки биполярного расстройства.

Критерии выбора схемы лечения

Как лечить биполярное расстройство решает только врач. Родственникам и самому больному ни в коем случае нельзя заниматься самолечением. Не зная особенностей влияния медицинских препаратов и их побочных эффектов, вы можете только навредить здоровью. Если ваши близкие страдают от этого психического недуга, обращайтесь за профессиональной психиатрической помощью в центр психического здоровья «Равновесие». У нас работают врачи, которые имеют большой опыт лечения биполярного расстройства. Они смогут поставить точный диагноз и назначить адекватную терапию. Все услуги оказываем на анонимной основе. Полученная от вас информация останется сугубо конфиденциальной. Запись на прием к психиатру осуществляется
по телефону +7 (499) 495-45-03.

Подбор лекарственных препаратов и их дозировку врач в каждом случае определяет индивидуально, в зависимости от типа БАР, правильной  или неправильной хронологии смены настроений, степени выраженности признаков мании или депрессии, длительности протекания фаз.

При выборе базового препарата врач проводит оценку медицинского анамнеза пациента.

  • Узнает о наличии аллергических реакций.
  • Спрашивает о переносимости препаратов, если эта терапия у пациента повторная.
  • Изучает медицинские показатели пациента – состояние его щитовидной железы, почек, печеночной функции, массу тела, рост, рабочее артериальное давление, наличие других заболеваний.

Подбирая препарат для лечения пациента, врач оценивает все возможные риски и старается свести их к минимуму.

Этапы лечения биполярного расстройства

Больные и их родственники в первую очередь спрашивают, лечится ли или нет биполярное расстройство? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Прогнозы эффективности терапии в каждом случае индивидуальны. Многие пациенты после лечения успешно социализируются, возвращаются к своему прежнему, привычному образу и качеству жизни. Но есть и случаи приобретения инвалидности, когда человек стал нетрудоспособен, дезорганизован. Такие больные требуют постоянного ухода со стороны родственников или медперсонала.

Однозначно можно сказать только одно. Лечение и реабилитация пациента – процесс длительный и сложный. Вам стоит заранее запастись выдержкой и терпением.

Первая  стадия -  купирование симптомов

При ярко выраженных признаках мании и депрессии, таких как приступы агрессии, неконтролируемой ярости или суицидальных мыслей, лечение проводят только в условиях стационара. Клиника «Равновесие» может предложить своим пациентам комфортные условия проживания – в светлых и уютных 2-х и 3-х местных палатах, комнатах категории VIP и без подселения. За больным постоянно будет присматривать медицинский персонал, следить за приемом пищи, воды и лекарств.

Этап купирования острых симптомов длится от 6 до 12 недель. После улучшения состояния пациент переводится на амбулаторное лечение.

Вторая стадия – стабилизация

Она начинается с момента купирования основных признаков заболевания до момента достижения ремиссии. Для пациентов с депрессивными эпизодами этот этап длится около 6 месяцев, для маниакальных – 4 месяца.

Третья стадия – поддерживающее лечение

При первичном обращении пациента за помощью этот этап длится год, в случае рецидива – от 5 лет. Меры профилактики направлены на ослабление признаков биполярного расстройства и предотвращение возможности срыва. В то же время продолжают проводить сеансы поддерживающей психотерапии с целью восстановления социальных и коммуникативных навыков больного.

Методы лечения

В качестве базового препарата врачи отдают предпочтение стабилизаторам настроения и напряжения. Они способствуют нормализации состояния пациента, избавляют его от мучительных эмоциональных колебаний.

Антидепрессанты применяют при наличии депрессивной фазы.

Для укрепления организма проводят также и витаминотерапию, восстанавливают водно-солевой баланс, что особенно актуально при дефиците веса.

Психотерапию считают одним из основных методов лечения биполярного расстройства. На индивидуальных сеансах врач объясняет, как нужно справляться с неприятными, негативными эмоциями, как предупредить и блокировать приступ, как научиться регулировать и контролировать свое настроение.

Большое значение в успешной реабилитации имеет самообразование человека и его родственников. Они должны изучить эту болезнь, чтобы понимать, как она проявляется, в чем ее опасность. Полученные знания помогут увидеть предвестники надвигающегося кризиса и своевременно отреагировать на них.

Если вы или ваш родственник страдаете биполярным расстройством и нуждаетесь в помощи, обращайтесь в клинику «Равновесие». Наши врачи-психиатры вас проконсультируют и ответят на все интересующие вопросы.
Звоните по телефону +7 (499) 495-45-03  в любое время.
Мы работаем круглосуточно.

nevroz.com

пять правил помощи — Такие Дела

30 марта, день рождения художника Винсента Ван Гога, объявлен Всемирным днем биполярного расстройства (World Bipolar Day). Это довольно распространенное (по данным ВОЗ, болеют 60 миллионов человек по всему миру) и непростое в лечении психическое расстройство, которое способно довести образованного и вполне успешного в жизни человека до потери работоспособности и суицида.

Что такое биполярное аффективное расстройство (БАР) и как помогать близким с таким диагнозом, рассказала ТД Мария Пушкина — координатор пациентского сообщества Ассоциации «Биполярники».

Фото: pxhere.com

Что такое биполярное расстройство?

При таком диагнозе чередуются, а точнее, перемежаются с периодами нормального настроения противоположные фазы: мании и депрессии.

Симптомы мании со стороны могут показаться подарком судьбы: это прекрасное настроение вне зависимости от внешних обстоятельств, бьющая ключом энергия и бурная активность. Но они опасны, потому что могут привести к полной потере связи с реальностью, а спустя несколько недель или месяцев неизбежно заканчиваются депрессиями. Если настроение, напротив, сниженное, сил нет, любые дела даются с трудом и это продолжается более двух недель подряд, можно говорить о депрессии.

Биполярность может быть выражена в разной степени: от относительно мягких колебаний, которые больше похожи на сезонную хандру с периодами бурной деятельности, до экстремальных перепадов от эйфорической мании к суицидальной депрессии.

Читайте также Ближе, чем кажется   Люди с ментальными расстройствами рассказали о том, как они переживают психофобию близких  

Биполярное расстройство отличается тем, что интеллект и адекватность человека почти не страдают, он способен осознавать и контролировать свое поведение в большинстве случаев.

Проверить, соответствуют ли ваши перепады настроения критериям биполярного расстройства, можно с помощью опросников на признаки мании и депрессии. Например, шкала мании Янга, шкала депрессии Бека.

Если у близкого человека такой диагноз, или у вас есть причины его подозревать — это еще не повод для паники. Это заболевание возможно контролировать, при адекватном лечении и образе жизни «биполярники» мало чем отличаются от окружающих людей, кроме переменчивого настроения. Но это нелегкая задача, а потому заболевшему очень понадобится ваша поддержка.

Что делать?

Поверьте

Первая помощь, которую вы можете предложить важному для вас человеку — просто ему поверить. Выслушать и не ставить под сомнение то, что ему бывает очень плохо и тяжело и что он в этом не виноват.

Когда рядом есть близкий, который понимает, что происходит, и не осуждает за это, справляться с болезнью намного легче. Большинству биполярников приходится тратить массу сил на поддержание «приличного» вида в разгар депрессии и на убеждение родных в том, что симптомы — это не их прихоть.

Конечно, диагноз — не презумпция невиновности, и вы не обязаны прощать любые некрасивые поступки. Поговорите о том, что считаете недопустимым. Если человек регулярно ведет себя вызывающе, не пытается исправиться и не предпринимает шагов к выздоровлению — очевидно, проблема в личности, а не в болезни.

Предложите лечение

При сильно выраженном биполярном расстройстве остановить мании и депрессии можно только с помощью лекарств. Так что поход к психиатру неизбежен. Вы очень поможете близкому, если не будете говорить об этом критически и обесценивающе. При этом вариант «Ты же нормальный, не отдам тебя психиатрам» ничем не лучше, чем «По тебе психушка плачет».

 «Сдам на лечение, пусть врачи с тобой мучаются»

Можно найти хорошего частного специалиста и договориться об анонимном приеме. Современные клиники выглядят так же симпатично, как психологические центры, так что бояться нечего. Большинству биполярников вполне реально подобрать схему лечения на дому без отправления в больницу.

Но это только начало. Даже если препараты отлично действуют, близким придется следить, чтобы пациент принимал их регулярно. Большинству будет достаточно курса в несколько месяцев, но некоторым придется в профилактических целях принимать их годами. И тогда включается сопротивление лечению.

Читайте также Бороться или подстроиться: научный журналист Дарья Варламова рассказала, как жить с психическим расстройством  

В голове биполярника идут постоянные торги с болезнью: «А может быть, уже все прошло? Или врачи ошиблись, я вовсе не болен?» Постарайтесь поддержать хрупкую мотивацию к лечению. Вежливо напоминайте, чем заканчивались прежние срывы, рассказывайте о преимуществах контроля над болезнью. Но и не игнорируйте жалобы на побочные эффекты: возможно, препарат действительно не подходит и его нужно поменять.

Психотерапия при биполярном расстройстве помогает, но в качестве дополнения к медикаментам, а не их замены. Наиболее эффективной считается когнитивно-поведенческая терапия, основанная на тренировке практических навыков. Например, как распознавать и контролировать эмоции.

Очень перспективное, но пока малоизвестное в России направление — интерперсональная и социальная ритмическая терапия (ИСРТ). Она помогает сглаживать колебания настроения с помощью поддержки близких и четкого режима.

Следите за равновесием

Хотя заболевание имеет биологическую природу, частота и сила приступов сильно зависят от образа жизни пациента. Своим поведением он может их спровоцировать, а может, напротив, сгладить.

«Друзья» биполярника — это стабильный режим дня, спокойный сон по восемь-девять часов и умеренная физическая нагрузка. То есть — ежедневная рутина, которой беспокойный дух сопротивляется изо всех сил, потому что привык делать все «под настроение». Наладить стабильный режим дня для такого человека — огромный труд, а сорваться легко, особенно если друзья зовут на вечеринку/выпить/ в путешествие завтра.

Так что, если вы часто проводите время вместе, как минимум не провоцируйте эти срывы. Танцы ночь напролет, перелеты каждую неделю, работа в позднюю смену, постоянный стресс и риск — это то, что расшатывает и без того нестабильную психику.

Как максимум — поддерживайте полезную активность: регулярные пробежки (нет, не в шесть утра и не марафон), книжка перед сном вместо гаджетов (они стимулируют мозг, не давая ему успокоиться), здоровое питание (а не кремовый торт с утра и пицца ночью).

Самые злостные враги — стимулирующие вещества

Крепкий алкоголь и наркотики могут спровоцировать настоящий психоз у человека, к тому предрасположенного. Не говоря о том, что в сочетании с медикаментами они вызывают непредсказуемые побочные эффекты.

Есть еще персональные триггеры — то, что ухудшает состояние отдельно взятого человека. На некоторых плохо действует даже крепкий кофе. Триггеры вашего близкого стоит знать и иметь в виду.

Не допускать крайностей

Человек с биполярным расстройством большую часть своей жизни вполне функционален и адекватен. Но в разгар фаз, которые у кого-то бывают каждую весну, а у кого-то — раз в 10 лет, его заносит. То есть он теряет критичность к своему поведению и не чувствует, когда уже слишком.

Стоит обсудить такой риск заранее, когда все спокойно, и согласовать план действий. Заметив признаки мании у близкого человека, вы должны уберечь его от необдуманных поступков, например, спонтанных крупных трат (спрячьте банковские карты), кроме того, стоит предупредить родных, чтобы не ввязывались с ним ни в какие дела и тем более в конфликты. Звоните врачу и договаривайтесь о приеме.

Депрессия не менее опасна: если она доходит до стадии, когда вашего близкого уже ничто не радует, все вокруг кажется ему безнадежным и бессмысленным, риск суицида вполне реален. При этом далеко не всегда человек лежит без сил и рыдает. Многие, особенно мужчины, терпят до последнего и даже пытаются отшучиваться. Если юмор вашего друга внезапно стал едким и черным — это тоже тревожный звоночек.

Не давите

Золотое правило — не спорьте с человеком в мании и не требуйте свершений от человека в депрессии. Важно отличать приступы от нормальной активности и «просто плохого настроения», чтобы не задергать близкого постоянными придирками.

Даже в легкой гипомании самое раздражающее — это когда тебя пытаются ограничивать и контролировать. А в разгар мании навязчивый контроль способен спровоцировать паранойю.

вы не успеете оглянуться, как окажетесь главным злодеем

Гораздо конструктивнее направить неуемную маниакальную энергию в полезное русло. Ваш партнер решил эмигрировать в Аргентину завтра же? Или вложить все семейные сбережения в рискованный стартап? Попросите его сперва разработать проект и показать вам в цифрах и графиках, как это круто, и он направит свои силы на сбор информации. Писать книгу, рисовать картины, собирать коллекцию — пусть затея кажется вам глупой, но это по крайней мере безопасно.

Этот прием подходит только для того состояния, в котором человек еще способен вас слышать. Если же ситуация полностью вышла из под контроля — остается только звонить врачу, а при опасном для него или окружающих поведении — вызывать скорую.

В депрессии, напротив, не стоит требовать от близкого многого. Если он справляется с уходом за собой и иногда выходит на свежий воздух — это уже повод его похвалить. Поверьте, он и так утопает в чувстве вины и размышлениях о собственной никчемности.

 

Мария Пушкина


Мария готовит к публикации «Пособие по выживанию с биполярным расстройством», в котором будет собрана самая актуальная практическая информация о БАР — как для самих биполярников, так и для их родственников. Поддержать проект можно на краудфандинг-платформе Planeta.ru.

takiedela.ru

14 ранних симптомов биполярного расстройства, которые нельзя игнорировать

Об этом нарушении громко заговорили несколько лет назад, когда биполярное расстройство было диагностировано у Кэтрин Зеты-Джонс.

Этим страдают миллионы людей, и я лишь одна из них. Я говорю об этом громко, чтобы люди знали: нет ничего постыдного в том, чтобы в такой ситуации искать профессиональной помощи.

Кэтрин Зета-Джонс, актриса

Во многом благодаря смелости черноволосой голливудской дивы в том, что переживали этот психоз, начали признаваться и другие знаменитости: Мэрайя Кэри , Мел Гибсон, Тед Тёрнер… Медики предполагают биполярное расстройство и у уже умерших известных людей: Курта Кобейна, Джими Хендрикса, Эрнеста Хемингуэя, Вивьен Ли, Мэрилин Монро…

Перечисление знакомых всем имён нужно лишь для того, чтобы показать: психоз совсем рядом с вами. И возможно, даже у вас.

Что такое биполярное расстройство

На первый взгляд, ничего страшного. Просто скачки настроения. Например, с утра вам хочется петь и плясать от радости, что вы живёте. В середине дня вы вдруг срываетесь на коллег, которые отвлекают вас от чего-то важного. К вечеру на вас накатывает тяжкий депресняк, когда даже руку поднять невозможно… Знакомо?

Грань между сменами настроения и маниакально-депрессивным психозом (так звучит второе название этого заболевания) тонка. Но она есть.

Мироощущение тех, кто страдает биполярным расстройством, постоянно скачет между двумя полюсами. От экстремального максимума («Какой же кайф просто жить и что-то делать!») к не менее экстремальному минимуму («Всё плохо, мы все умрём. Так, может, нечего ждать, пора наложить на себя руки?!»). Максимумы называются периодами мании. Минимумы — периодами депрессии.

Человек осознаёт, насколько его штормит и как часто эти штормы не имеют поводов, но ничего не может с собой сделать.

Маниакально-депрессивный психоз выматывает, ухудшает отношения с окружающими, резко снижает качество жизни и в итоге может довести до суицида.

Откуда берётся биполярное расстройство

Скачки настроения знакомы многим и не считаются чем-то из ряда вон выходящим. Поэтому биполярное расстройство довольно сложно диагностировать. Тем не менее учёные справляются с этим всё успешнее. В 2005 году, например, было установлено , что маниакально-депрессивным психозом в той или иной форме страдают около 5 миллионов американцев.

У женщин биполярное расстройство бывает чаще, чем у мужчин. Почему — не известно.

Однако, несмотря на большую статистическую выборку, точные причины биполярных расстройств выяснить пока не удалось. Известно лишь, что:

  1. Маниакально-депрессивный психоз может возникнуть в любом возрасте. Хотя чаще всего появляется в позднем подростковом и раннем взрослом.
  2. Он может быть вызван генетикой. Если кто-то из ваших предков перенёс это заболевание, есть риск, что оно постучится и к вам.
  3. Расстройство связано с дисбалансом химических веществ в головном мозге. Главным образом — серотонина.
  4. Спусковым крючком иногда становится тяжёлый стресс или травма.

Как распознать ранние симптомы биполярного расстройства

Чтобы зафиксировать нездоровые колебания настроения, для начала надо выяснить, переживаете ли вы эмоциональные экстремумы — манию и депрессию.

7 ключевых признаков мании

  1. Вы испытываете душевный подъём и ощущение счастья в течение длительных (от нескольких часов и более) периодов.
  2. У вас снижена потребность во сне.
  3. У вас быстрая речь. Причём настолько, что окружающие вас не всегда понимают, а вы не успеваете формулировать свои мысли. В итоге общаться в мессенджерах или посредством электронных писем вам проще, чем разговаривать с людьми вживую.
  4. Вы импульсивный человек: сначала действуете, потом думаете.
  5. Вы легко отвлекаетесь и перепрыгиваете с одного дела на другое. Из-за этого нередко страдает итоговая продуктивность.
  6. Вы уверены в своих способностях. Вам кажется, что вы быстрее и сообразительнее большинства окружающих.
  7. Нередко вы демонстрируете рискованное поведение. К примеру, соглашаетесь на секс с незнакомцем, покупаете то, что вам не по карману, участвуете в спонтанных уличных гонках на светофорах.

7 ключевых признаков депрессии

  1. Вы нередко переживаете затяжные (от нескольких часов и более) периоды немотивированной грусти и безнадёги.
  2. Замыкаетесь в себе. Вам трудно выйти из собственной скорлупы. Поэтому вы ограничиваете контакты даже с родными и друзьями.
  3. Вы потеряли интерес к тем вещам, которые раньше вас по-настоящему цепляли, и не приобрели ничего нового взамен.
  4. У вас изменился аппетит: резко снизился или, напротив, вы уже не контролируете, сколько и что именно вы едите.
  5. Вы регулярно чувствуете усталость и нехватку энергии. И такие периоды продолжаются довольно долго.
  6. У вас появились проблемы с памятью, концентрацией и принятием решений.
  7. Вы иногда думаете о самоубийстве. Ловите себя на мысли, что жизнь потеряла для вас вкус.

Маниакально-депрессивный психоз — это когда вы узнаёте себя практически во всех описанных выше ситуациях. В какой-то период жизни у вас явно наблюдаются признаки мании, в другой — симптомы депрессии.

Впрочем, иногда случается и так, что симптомы мании и депрессии проявляют себя одномоментно и вы не можете понять, в какой фазе находитесь. Такое состояние называется смешанным настроением и тоже является одним из признаков биполярного расстройства.

Каким бывает биполярное расстройство

В зависимости от того, какие эпизоды случаются чаще (маниакальные или депрессивные) и насколько ярко они выражены, биполярное расстройство делят на несколько типов .

  1. Расстройство первого типа. Оно тяжёлое, чередующиеся периоды мании и депрессии сильны и глубоки.
  2. Расстройство второго типа. Мания проявляется не слишком ярко, зато депрессией накрывает так же глобально, как и в случае первого типа. К слову, у Кэтрин Зеты-Джонс было диагностировано именно оно. В случае актрисы спусковым крючком для развития болезни стал рак горла, с которым долго боролся её муж — Майкл Дуглас.

Вне зависимости от того, о каком типе маниакально-депрессивного психоза идёт речь, заболевание в любом случае требует лечения. И желательно — побыстрее.

Что делать, если вы подозреваете у себя биполярное расстройство

Не игнорируйте свои ощущения. Если вам знакомы 10 и более перечисленных выше признаков, это уже повод обратиться к врачу. Особенно если время от времени вы ловите себя на суицидальных настроениях.

Для начала идите к терапевту. Медик предложит вам сделать несколько исследований, включая анализ мочи, а также крови на уровень гормонов щитовидной железы. Нередко гормональные проблемы (в частности, развивающийся диабет, гипо- и гипертиреозы) похожи на биполярное расстройство. Важно их исключить. Или лечить, если обнаружатся.

Следующим шагом станет визит к психологу или психиатру. Вам придётся ответить на вопросы о вашем образе жизни, сменах настроения, отношениях с другими людьми, детских воспоминаниях, травмах, а также семейной истории болезней и инцидентах с наркотиками.

На основе полученной информации специалист назначит лечение. Это может быть как поведенческая терапия, так и приём лекарств.

Закончим фразой всё той же Кэтрин Зета-Джонс: «Нет необходимости терпеть. Биполярное расстройство можно контролировать. И это не так сложно, как кажется».

Читайте также 😂😳😔

lifehacker.ru

Как я научилась жить с биполярным расстройством — Wonderzine

Меня очень поддержало чтение книг, написанных самими людьми с биполярным расстройством, где они рассказывают, как справляются с болезнью, что чувствуют. Позитивный пример необходим, чтобы поверить, что ты не обречён, ты справишься. Must read — книги Кей Джеймисон, известного американского психиатра, которая во время расцвета своей карьеры поняла, что сама страдает биполярным расстройством. Болезнь не помешала ей изменить мир к лучшему: открыть клинику для лечения БАР, вести исследования, написать книги, которые стали бестселлерами, в первую очередь автобиографию «An Unquiet Mind: A Memoir of Moods and Madness», а ещё «Touched with Fire» — впечатляющее исследование о связи БАР с творческими способностями (многие гениальные люди страдали этим заболеванием, психиатры подозревают в биполярности Марину Цветаеву и Владимира Высоцкого). К сожалению, ни одна популярная и доступная обычному читателю книга о БАР не переведена на русский. Я хочу восполнить этот пробел и уже практически перевела «An Unquiet Mind»; теперь думаю, как её издать. Кстати, только что вышел фильм о биполярном расстройстве «Touched with Fire» с Кэти Холмс в главной роли, названный в честь книги; очень надеюсь, что он доберётся до России.

В России для больных БАР главная трудность заключается в том, что никто не знает, что это за болезнь и что с ней делать. Как, впрочем, и с другими психиатрическими проблемами: люди воображают ужасное и думают, что это опасно для окружающих. Из-за недостатка информации ты не можешь понять, что с тобой творится, чувствуешь себя проклятым. На самом деле вокруг вас каждый день гуляет множество вполне симпатичных персонажей с психопатией, хронической депрессией или обсессивно-компульсивным расстройством. Если они знают свои особенности и умеют их контролировать, они ничем не отличаются от других людей. Я думаю, в России в массе психические проблемы «прячутся» за алкогольной зависимостью: алкоголь — это доступное «лекарство», с помощью которого люди пытаются держаться на плаву.

В британской прессе сейчас много говорят о том, что к психическим проблемам нужно относиться так же, как и к любым другим проблемам со здоровьем, например как к язве желудка или астме: ты полноценный член общества, но у тебя есть ограничения. Этот подход пока далёк от российских реалий. Ты не можешь взять больничный из-за депрессии. Не можешь вслух говорить о своих проблемах, боясь быть отвергнутым, лишиться работы. Люди шарахаются от психиатров и остаются наедине со своей проблемой, довольно трудно найти грамотного профильного специалиста. Почти нет литературы на русском, нет тех же групп поддержки. Есть пара сообществ в соцсетях, но в них очень не хватает экспертов.

Я хочу внести посильный вклад в то, чтобы ситуация в моей стране стала лучше. Как неплохой переводчик, я перевожу и выкладываю в сеть интересные статьи и книги о БАР. В планах — развивать профильный сайт о БАР и создать группу поддержки. И я в поиске единомышленников.

www.wonderzine.com

7 правил полноценной жизни с биполярным расстройством

Маша Пушкина

Основательница ассоциации «Биполярники», автор книг «Биполярники: как живут и о чём мечтают люди с биполярным расстройством» и «Биполярное расстройство: пособие по выживанию».

Три года я веду сообщество, которое объединяет людей с расстройствами настроения и их близких. Это очень разные личности — от школьников до руководителей компаний, но у них всех есть общая проблема: резкие и часто непредсказуемые перепады эмоций, которые влияют на все сферы жизни. Многие понимают, что лекарства и психотерапия помогают обуздать скачки настроения. Но не все готовы признать, что результаты лечения во многом зависят от них самих — их повседневных действий и образа жизни. Вредные привычки способны спровоцировать приступы заболевания и затормозить лечение, а хорошие помогают сохранять равновесие.

1. Больше порядка, меньше хаоса

Я очень хорошо знаю, как трудно творческой натуре укладываться в рамки. Ведь так хочется нестись на волне настроения: то тусить ночи напролёт или работать 20 часов подряд над интересным проектом, то проводить недели за сериалами, не покидая своей комнаты. Но хаотический образ жизни — это именно то, что расшатывает и без того нестабильную психику.

Чем больше в жизни биполярника порядка, тем ровнее его настроение. Кроме того, если вы привыкли к определённому режиму, вам будет намного легче поддерживать его и в депрессии — на автомате, без гигантских волевых усилий.

Самые важные составляющие ежедневного распорядка:

  • Качественный сон. Не меньше 8 часов за ночь, в одно и то же время. В период депрессии нормально спать больше, но на пару часов, а не в два раза.
  • Стабильный режим работы. Даже если вы фрилансер, старайтесь трудиться примерно в одно и то же время и одинаковое количество часов подряд. Ночные смены, а тем более чередование их с дневными противопоказаны категорически.
  • Никаких гаджетов и активных занятий перед сном. Биполярный мозг бывает очень трудно успокоить, мысли крутятся в нём без остановки. Чтобы нормально уснуть, нужно исключить внешнюю стимуляцию за час-два до сна. Частый виновник бессонницы — это гаджеты с яркими экранами.
  • Регулярные прогулки или упражнения на свежем воздухе. Даже если вам нужно буквально заставлять себя выйти из дома, солнце и свежий воздух улучшают настроение — это факт!

2. Поддержка близких спасает

Когда вы то шокируете окружающих безумными идеями, то залегаете на дно, выключив телефон, легко растерять друзей. Но поддержка понимающих близких — это то, что может вас спасти в самый тяжёлый момент.

Во-первых, это взгляд со стороны: если друг вас хорошо знает, он заметит подозрительные перемены и посоветует принять меры. Во-вторых, когда тебя понимают и поддерживают, легче пережить трудные времена.

Очень важно, чтобы в дни ухудшений рядом был человек, который осознаёт, что происходит, и не винит вас за это. Обсудите с близким заранее, какие меры он может предпринять, если заметит неладное. И не забудьте поблагодарить его, когда вам станет лучше.

Если же ваши родные не признают и не понимают ваших проблем, ищите поддержку в другом месте. Например, в группах поддержки, которые есть и в реале, и онлайн.

3. Осознанность — это важно

Многие ассоциируют осознанность с йогой и буддистскими практиками. Но это универсальный навык, очень полезный для людей, которых то и дело захватывает буря эмоций. Он нужен, чтобы вовремя замечать перемены в настроении, отслеживать, что могло послужить их причиной, и отделять эмоции от фактов.

Одна из популярных методик — ведение графика настроения. Каждый день вы оцениваете своё настроение по 10-балльной шкале, вносите информацию о лекарствах и триггерах (то есть событиях, которые провоцируют ухудшение именно у вас).

Для развития осознанности и других навыков самоконтроля существует множество приложений для смартфона. Могу порекомендовать Brain.fm, Daylio, Mood Tracker, Woebot, DBT.

Цена: Бесплатно

Цена: Бесплатно

Цена: Бесплатно

Цена: Бесплатно

Цена: Бесплатно

Цена: Бесплатно

4. Меньше стресса

Сильный стресс — это один из главных врагов. Психика человека с биполярным расстройством гораздо менее устойчива к чрезмерным нагрузкам. Стресс может спровоцировать очередную манию или депрессию. Просто примите это как данность и не требуйте от себя больших подвигов. Возможно, кого-то испытания и «выходы из зоны комфорта» действительно закаляют, но это точно не про людей с колебаниями настроения.

Но это не значит, что не нужно работать над своей стрессоустойчивостью: её можно повысить в разумных пределах, если брать посильную нагрузку и давать себе время для отдыха и восстановления, как только вы почувствовали ухудшение.

Здесь ключевой принцип — это забота о себе. Особенно она важна в депрессивные периоды, когда энергия на нуле и любая мелочь может довести до слёз. Лучшее, что можно сделать в такое время, — взять паузу и отдохнуть, сократив дела до самого минимума. Это намного лучше, чем героически тянуть их до нервного срыва.

В гипомании важно следить за тем, чтобы не набрать гору проектов, которые просто задавят вас своим весом, как только схлынет волна эйфории.

5. Полноценная еда по расписанию

Резкие колебания уровня сахара в крови способствуют перепадам настроения.

Так что важно вовремя съесть нормальный обед, а не перекусывать сладостями и жирным фастфудом на ходу.

Кроме того, для людей с биполярным расстройством и депрессией типична привычка заедать плохое настроение горами вкусностей или есть по ночам, когда не спится. За годы такая привычка приводит к весьма неприятным последствиям, от лишнего веса до сахарного диабета.

При приёме лекарств нужно быть особенно внимательным к рациону, ведь многие из них усиливают аппетит.

Кроме количества пищи, важно и её качество. Самой полезной для подпитки мозга считается средиземноморская диета — побольше зелени, рыбы и фруктов, и поменьше мучного, сладкого и жирного. А если вы не живёте на берегу моря, недостаток рыбы могут заменить пищевые добавки — омега-3-кислоты.

6. Зарядка для ума

При биполярном расстройстве умственные способности страдают намного меньше, чем при других психических заболеваниях. Но люди, склонные к длительным депрессиям, почти всегда жалуются на ухудшение внимания, памяти, логического мышления.

Во время спадов настроения мозг работает «со скрипом». Хочется целыми днями «тупить» и листать соцсети. Но чтобы не поглупеть бесповоротно, необходимо регулярно давать себе умственные задачи, хотя бы небольшие.

Запомните выражение «когнитивная реабилитация» — это специально разработанные тренинги когнитивных функций. А если сказать совсем простыми словами, упражнения, которые помогают восстанавливать и поддерживать умственные способности на хорошем уровне.

Вот, например, одна из популярных программ.

Цена: Бесплатно

Цена: Бесплатно

7. Никакого допинга

Биполярное расстройство, пожалуй, единственное заболевание, которым можно наслаждаться, хоть и с риском для здоровья. Ведь биполярный мозг часто захватывает чувство эйфории без всяких внешних причин. Но это значит, что дополнительный допинг (крепкий алкоголь, много сигарет подряд, всевозможные запрещённые вещества) опасен вдвойне. От него может в прямом смысле «снести крышу»: у людей со склонностью к маниакальным эпизодам стимулирующие вещества способны вызвать настоящий психоз. Он может проявляться в виде галлюцинаций, панических атак, провалов в памяти, суицидальных мыслей, агрессии и массы других неприятных вещей. Кроме того, люди с расстройствами настроения в разы более склонны к пагубным зависимостям, чем здоровые.

Важно помнить, что психотропные вещества несовместимы с лечением медикаментами, их сочетание может оказаться очень опасным.

Читайте также 🧐

lifehacker.ru

«Мы не можем ничего в себе контролировать». Как живут люди с биполярным расстройством

Долгие годы люди живут и не понимают, что с ними происходит, правильный диагноз может поставить только хороший врач, а родственники недоумевают, как можно сидеть без работы, излагать бредовые идеи и не держать себя в руках. Как живут, где работают и что говорят своим близким люди с биполярным расстройством.

Биполярное аффективное расстройство - это заболевание психики, при котором человек переживает частые смены состояний: от гипоманий, то есть приподнятого настроения и сверхпозитивности, и маний - восторженных состояний на грани, когда может возомнить себя, например, пророком, до глубоких депрессий. Люди с БАР, как правило, обращаются к психиатру только после многих лет в попытках "взять себя в руки" и понять, что с ними происходит, а, получив диагноз, боятся рассказывать о нем окружающим.

Кирилл. «Моя самая долгая депрессия длилась пять месяцев»

— Я был эмоциональным и активным ребенком, но в каких-то адекватных рамках. Из детских признаков БАР у меня было то, что сечас называют синдромом гиперактивности. Проблему я заметил только в подростковом возрасте: лет в 15 стал чувствовать повышенное беспокойство и уже тогда понимал его как несоразмерное ситуации, а ближе к 18 годам стал ощущать что-то типа депрессии. С этими жалобами я и обратился впервые психологу, он, конечно, не понял, что со мной происходит. Диагноз я получил только после трех лет хождений от врача к врачу. В тот момент я ничего не чувствовал: ни облегчения, ни расстройства. Не было даже ощущения, что вот наконец-то все стало понятно и жизнь наладится.

«Чего ноешь» – депрессия и право на помощь

Меня всегда больше беспокоили депрессивные состояния, потому что маниакальные не были чрезмерными. Первая сильная мания, которая прямо мешает жить, случилась после того, как мне назначили антидепрессант. Это вообще классический признак биполярного расстройства, когда от антидепрессантов человека выкидывает в манию. Это очень хорошее настроение и состояние. Ты прекрасно себя чувствуешь, у тебя много сил, энергии, идей, но в какой-то момент тебе настолько становится классно, что ты переходишь некоторую грань, за которой заканчивается просто хорошее настроение и начинаются неадекватно бредовые идеи, импульсивные поступки, нерациональные решения.

Ты решаешь, например, что тебе предназначено жить в Индии, и отправляешься туда, а потом это состояние проходит и ты находишь себя в Индии в депрессии.

Вспомните какой-нибудь великолепный день из своей жизни, когда вы влюбились и это чувство было ответным, и вот вы летели на крыльях любви, вам казалось, что весь мир прекрасен, а небо особенно голубого цвета. А дальше вспомните какой-нибудь ужасный день, когда вас отчислили из университета, выгнали с работы или бросили. В один день вы чувствовали себя сильными, готовыми горы свернуть, в другой — полным ничтожеством. У людей с биполярным расстройством такое бывает по несколько раз в месяц, и это выматывает.

Теоретически должна быть подобрана такая медикаментозная терапия, чтобы контролировать эти состояния. Обычно это несколько препаратов, которые позволяют человеку на биохимическом уровне не уходить слишком глубоко в депрессию и не подниматься слишком высоко в маниакальные состояния. И далее, когда он находится в усредненном состоянии, привычном большинству людей, тут уже власть самого пациента — научиться не загонять себя собственноручно. Например, не употреблять наркотики и алкоголь, которые способствуют слишком бурным ощущениям и впечатлениям.

С маниями конкретно в моем случае удается справляться. У меня бывают не маниакальные, а гипоманиакальные состояния, это когда ты ощущаешь слишком приподнятое настроение, ты такой продуктивный. Но когда ты начинаешь эксплуатировать это состояние, очень мало спать, потому что в такие моменты совсем не хочется спать, это выматывает, и после ты проваливаешься в депрессивную фазу. Я научился не слишком себя загонять и тем самым не провоцировать депрессии.

А вот когда накатывает депрессивное состояние, я никак не могу себя из него вытащить, и таблетки не так эффективно справляются, поэтому приходится просто пережидать это время. В такие периоды — обычно это длится около двух недель — я живу относительно обычной жизнью, но становлюсь малоэффективным на работе, мало общаюсь с другими людьми, потому что мне это доставляет дискомфорт, как будто в спячку заваливаюсь.

Фото: unsplash

Я знаю людей, которые годами живут в депрессии. Моя самая длинная депрессия длилась месяцев пять. Я много лет к тому моменту принимал одну и ту же терапию, чувствовал, что она не идеально мне подходит. Мы с врачом решили попробовать плавную отмену, посмотреть, как мозг будет справляться без медикаментов. Был относительно спокойный месяц, а потом я провалился в депрессию.

Падение — это постепенный процесс, с каждым днем ты чувствуешь себя хуже и однажды проваливаешься совсем глубоко, а вот выход из депрессии в моем случае всегда внезапный: еще вчера было ужасно плохо, а вот ты проснулся и резко стало лучше.

От близких людей я диагноз не скрываю, чтобы они понимали, что со мной время от времени происходит, а в целом знакомым или на работе я не рассказываю. С тем, чтобы скрыть свое состояние, обычно нет никаких проблем. Коллега на работе может спросить, почему я такой грустный. Я не хочу ему рассказывать, что у меня депрессия, что я не вижу смысла жизни, и просто говорю, что устал. Обычно этого хватает.

Я посещаю группы, и есть ощущение, что мне это очень сильно помогает. Я общаюсь с большим количеством людей, которые испытывают схожие проблемы, и чувствую, что не одинок в этом, потому что очень много лет я вообще не знал людей с ментальными проблемами, поэтому бывали сомнения, может, я действительно себе это придумал.

Мне относительно повезло, что у меня нет суицидальных наклонностей даже в самой тяжелой депрессии. Бывает, хочется, чтобы закончились эти страдания, но нет позыва что-то с собой совершить. Крайнее ощущение, которое я испытывал, — это когда несколько дней не выходишь из дома, даже не хочется встать и пойти в туалет, при этом чувствуешь постоянную тревогу и дискомфорт, и это очень болезненное состояние.

Суть в том, что ты немного иначе начинаешь воспринимать реальность. Если в очереди в магазине кто-то посмотрит на тебя, когда у тебя хорошее настроение, ты вообще на это не обращаешь никакого внимания. Если у тебя среднее состояние, ты подумаешь, ну, что-то человек увидел. А в депрессивном состоянии ты начнешь думать, что с тобой не так, что этот человек хочет тебя обидеть или он видит, что ты такой ничтожный. С годами я научился даже в такие моменты понимать, что моя голова меня обманывает, но это, к сожалению, никак не снимает тревогу и не облегчает состояния.

Светлана. «Когда у меня начинается депрессия, я просто увольняюсь»

— Это похоже на бег в колесе. Тяжелом железном колесе, которое невероятно трудно разогнать. Приходится тянуть и тянуть его, и каждый шаг дается с таким трудом, но в какой-то момент оно все-таки разгоняется, ты бежишь, ветер в волосах и все хорошо, а потом колесо начинает крутиться слишком быстро, ты не можешь остановиться и в конце концов улетаешь, врезаешься в стену со страшной силой.

С БАР, как правило, бывают две истории: либо человек попадает в больницу с манией, когда начинается психоз, сильный отрыв от реальности (БАР I типа), либо человек может годами не понимать, что с ним происходит, если у него, как у меня, преобладают депрессивные фазы, а психотических состояний не бывает, что называется БАР II типа.

С детства меня беспокоили тревога и бессонница. Это когда чуть-чуть что-то перевозбудит и ты уже не можешь спать. Все думали, что я просто «сова», но это была именно бессонница. Сама по себе она очень сильно дестабилизирует, потому что не позволяет восстановить силы. Тревога связана с самыми разными вещами, ты понимаешь, что она иррациональна, но не можешь успокоиться. Как будто в груди крутится хомяк в колесе. Там, где здоровый человек пойдет разбираться, человек в депрессии и тревоге закапывается, и у него абсолютно не будет сил, чтобы что-то делать.

Как депрессия становится труднее эпилепсии, а близким – тяжелее больных

В подростковом возрасте депрессивные состояния у меня чередовались с подъемами. Я еще как-то верила, надеялась, что все будет хорошо и что мои трудности пройдут. Но со временем — и это не только моя история, это типично — депрессии становятся все больше, и в конце концов это перешло в такие смешанные неприятные состояния — возбуждение и отсутствие сил что-либо сделать. Тревожный прокрастинатор, когда обо всем переживаешь, но ничего не делаешь. На самом деле многие могут узнать себя в таком описании, но у здоровых людей этот период достаточно короткий, а настоящая депрессия длится более 2 недель.

Я не очень-то много общалась с другими людьми с таким диагнозом, но я не уверена, что это целиком связано с расстройством. Я хорошо помню, как еще в детском саду смотрела, как другие играют, и мне это казалось очень глупым. Да не было еще и мотивации общаться, потому что в депрессии, когда кажется, что у тебя такая куча проблем, как-то не думаешь о социальной жизни.

Родители привыкли, что я всегда такая. Я училась нормально. Не было явных признаков: подумаешь, любит посидеть в своей комнате и никуда не ходит. Но я понимала, что мне плохо и надо искать решение, потому что сама я не справляюсь.

В 17 лет я впервые пошла к психологу. Начиная с этого момента и дальше, я видела, что со мной что-то не так, но я не думала, что настолько. У меня была длительная терапия, индивидуальная, групповая, я сама училась гештальт-терапии. Становилось лучше, но была как будто какая-то основа, до которой я не могла добраться. Я устала от этого и ушла в никуда. Я не могла тогда платить за свое обучение, у меня снова были проблемы с работой, потому что людям с БАР сложно задерживаться на работе, я просто постепенно опускалась на дно.

При этом я продолжала учиться, причем изучала вообще все: от эзотерических вещей до верстки сайтов. Я думаю, что эта бесконечная жажда информации была как поплавок, который на протяжении всей жизни меня держал. Даже лежа целый день в постели, не в силах подняться и сходить в душ или приготовить себе еду, я все равно искала информацию, читала что-то, мой ум был активен.

Моим пределом в депрессии был день, когда я кое-как вытащила себя в душ, и каждое действие было таким утомленным: встать под этот душ, взять мочалку, ее намылить, помыться. Я закончила, стою в ванной, беру полотенце, заворачиваюсь в него и понимаю, что я устала. Я сажусь в ванне, отдыхаю и не понимаю, откуда брать силы, чтобы встать, вытереться, одеться.

В какой-то момент я случайно посмотрела сериал «Блек Бокс», снятый по мотивам жизни Кейт Джеймисон, американского психолога, которая сама болела биполярным расстройством.

Я увидела со стороны, как выглядит человек с расстройством, и этого хватило, чтобы испугаться.

Я хотела сходить к врачу, чтобы мне поставили рекуррентную депрессию и исключили БАР. БАР, как мне казалось, страшнее.

Но, тем не менее, услышав диагноз, я почувствовала облегчение. Да, сначала была обида, что я столько лет ходила к специалистам — тогда мне было уже 27 — а они лечили меня не от того, но потом я подумала, что когда много лет с тобой происходит что-то, что ты не можешь контролировать, то узнать, что у этого есть название и, может быть, лечение — это на самом деле хорошая новость.

Мне прописали лекарства. Что таблетки сделали сразу, так это вернули мне сон. Мне всегда было сложно заснуть по вечерам, а моя самая нелюбимая ночь — с воскресенья на понедельник, я могла вообще не спать, потом идти на работу. А тут у меня появился такой якорь, я знала, что, что бы ни случилось днем, я все равно вечером лягу и ночью буду спать. Это большая радость.

Фото: unsplash

Иногда мне все еще кажется, что мои депрессии ненастоящие. Потому что человек ко всему привыкает. Чтобы человек в депрессии сказал: да, это она, и я должен теперь о себе позаботиться, нужна высокая степень психологической прокачанности. Чаще всего человек будет обвинять во всем себя, считать, что его жизнь кончена, что он упустил все шансы.

Как правило, у каждого есть любимая тема, на которую он себя грызет. У меня это — тема работы и профессиональной реализации. Я все время переживаю, что у меня нет работы, что я не знаю, чем хочу заниматься, не могу обеспечить себя. Материальные проблемы — это неприглядная бытовая реальность, которая часто сопровождает людей с расстройствами, у них нет достаточного ресурса, чтобы работать, и тревога усугубляется, потому что человек чувствует себя уязвимым, что неудивительно, если он не может себе обеспечить жилье, еду.

Хорошо, если есть близкие, которые готовы его поддержать. Моя мама долго не понимала, почему я не работаю и почему у меня все вот так. Для нее все выглядело так, как будто я нашла работу и жизнь моя от этого наладилась, но на самом деле я просто стала принимать таблетки и у меня появились силы. Я до сих пор не рассказала ей про диагноз, потому что не хочу ее тревожить. Возможно, я скажу, когда увижу, что она готова. Возможно, она и сама подозревает, она догадливый человек, но напрямую мы об этом не говорим.

Я не скрываю и не афиширую свой диагноз. Если я занимаюсь психологией, если я против стигматизации и за информирование, то разве у меня есть моральное право скрывать? Но на работе я никогда не говорила про заболевание. Я уверена, что там этого не поняли бы, и вообще зачем мне рассказывать об этом, если я обычный сотрудник и это не влияет на работу? А когда у меня начинались депрессии, я просто увольнялась.

Отчего страдают подростки – 6 драматических историй

К этому и надо стремиться — чтобы не влияло. Люди, которые жалуются на то, что на работе их не понимают, как правило, хотят себе выбить особое отношение. Но это наша ответственность — поддерживать состояние и быть конкурентоспособными сотрудниками. Многие интуитивно это чувствуют и выбирают удаленную работу, проектную работу или сферы, где им будет более удобно. По своему опыту могу сказать, что больше всего среди биполярников психологов и программистов.

После того как началось лечение, я пошла на переподготовку по психологии, о чем давно мечтала — по первому образованию я философ, по второму психолог, нашла работу, которая меня устроила и на которой я достаточно долго продержалась, и запустила группу поддержки.

В Москве, кроме моей, есть еще одна воскресная группа, и это невероятно мало, при том что сейчас расстройство диагностируют все чаще. Его не стало больше, просто информация доступнее, а молодое поколение намного более открыто относится к этим вещам и обращается к специалистам. На группу приходит около 10 человек, преимущественно 30+, но есть как и совсем молодые участники, так и пенсионеры.

Это очень интересные люди: люди науки, искусства, люди, которые работали в разных странах. Но неправильно считать, что люди с БАР все такие креативные, это «ошибка выжившего». Мы видим позитивные примеры, но не видим тех, кто не получает лечение или кончает жизнь самоубийством. Даже если человек не пошел на этот последний шаг, то, как он проживет свою жизнь, зависит от того, будет ли он лечиться. Те люди, которые решают бороться за свою жизнь, достигают результата. Но часто это не то, что мы ждем. Жизнь не становится прекрасной и проблемы не решатся просто от того, что ты пьешь таблетки. Жизнь с БАР во многом про смирение, потому что мы не можем ничего в себе контролировать.

www.pravmir.ru


Смотрите также