Липоидная дуга роговицы


Роговичная дуга – белый либо серовато-белый слой липидных отложений на периферии роговицы

Роговичная дуга — липидные отложения белого или серовато-белого цвета на периферии роговицы. Заболевание – это возрастные изменения роговицы, поэтому оно диагностируется у людей старшего и пожилого возраста. Старческая корнеальная дуга – другое название заболевания.

Причины заболевания

Развивается в результате нарушения липидного обмена в организме, в большинстве случаев – холестерина у людей пожилого возраста.

Симптомы болезненного состояния

Роговица с возрастом изменяется, утрачивает свой натуральный блеск. Зрачки сужаются, это не позволяет полностью исследовать глазное дно у людей старшего возраста. Иногда зрачки приобретают неправильную форму,
но хорошо реагируют на свет и сохраняют аккомодацию. Движение глазных яблок, как правило, не нарушается, за исключением небольшого ограничения при направлении взгляда вверх.

Старческая дуга: лечение

Лечение болезненного состояния проводят консервативным и оперативным способом.

Пациенту назначают рассасывающие средства (капли и мази местного применения), лекарства тканевой терапии, ферменты, гормональную терапию, оксигенотерапию.

Операционное вмешательство состоит из послойной и сквозной кератопластики. Помогает восстановить остроту зрения, является лечебной процедурой при кератитах и язвах, которые не лечатся консервативным методом.

Кольца Флейшера

Название пигментации желто-зеленого или зеленовато-коричневого цвета по периферии роговицы. Образование являет собой отложения меди в области между роговицей и склерой, и проявляется в форме полулуния вверху роговицы. Со временем отложения образуют кольцо, окружающее роговицу.

На поздних этапах кольца коричневатого цвета заметны невооруженным глазом. На ранних стадиях болезненное состояние обнаруживают с помощью щелевой лампы.

Кольца Флейшера свидетельствуют о гепатоцеребральной дистрофии, иногда они появляются в результате отравления медью. Это проявляется тогда, когда еду приготавливают в медной посуде, а также когда постоянно пьют воду с высоким содержанием этого химического элемента. Хроническое отравление медью характеризуется следующими признаками: общим недомоганием, диареей, тошнотой и может стать причиной тяжелых патологий печени.

Ксантелазмы – плоские доброкачественные опухоли желтого цвета, располагающиеся в большинстве случае на внутренней стороне верхних век. Образования бывают единичными или множественными, у большинства пациентов располагаются и на других частях тела.

Болезненное образование легко диагностируется врачом при осмотре по внешним признакам. Причиной заболевания, как и при липидной дуге роговицы, являются нарушения липидного обмена и повышение уровня холестерина в крови.

Чтобы устранить косметический дефект, образование удаляют хирургическим способом.

 

sanatate.md

Гиперхолестеринемия – лечение, диета, семейная гиперхолестеринемия

Содержание статьи:

Гиперхолестеринемия (гиперлипидемия, гиперлипопротеинемия, дислипидемия) – это патологическое состояние, при котором наблюдается аномальное повышение уровня холестерина в крови. Гиперхолестеринемия является одним из основных факторов риска развития атеросклероза и сердечно-сосудистой патологии. При этом риск возрастает пропорционально повышению концентрации в крови пациента липопротеинов низкой плотности.

Источник: static.vix.com

Холестерин – это органическое соединение, которое содержится в клеточных мембранах всех живых организмов, кроме безъядерных. Холестерин не растворяется в воде, однако растворим в органических растворителях и жирах. Примерно 80% холестерина продуцируется самим организмом человека, остальной поступает в организм с пищей. Соединение необходимо для выработки надпочечниками стероидных гормонов, синтеза витамина D, а также обеспечивает прочность клеточных мембран и регулирует их проницаемость.

К атерогенным, т. е. способствующим образованию холестерина, нарушениям липидного обмена относятся повышение в крови уровня общего холестерина, триглицеридов, липопротеинов низкой плотности и снижение уровня липопротеинов высокой плотности.

Причины

Основная причина развития первичной гиперхолестеринемии – генетическая предрасположенность. Семейная гиперхолестеринемия является генетически гетерогенной аутосомно-доминантной патологией, которая связана с наследованием мутантных генов, кодирующих рецептор липопротеинов низкой плотности. На сегодняшний день выявлено четыре класса мутаций рецептора липопротеинов низкой плотности, в результате которых происходят нарушения синтеза, транспорта, связывания и кластеризации липопротеинов низкой плотности в клетке.

Семейная гиперхолестеринемия может быть гомозиготной или гетерозиготной.

Вторичная форма гиперхолестеринемии развивается на фоне гипотиреоза, сахарного диабета, обструктивных заболеваний печени, болезней сердца и сосудов, вследствие применения ряда лекарственных препаратов (иммунодепрессантов, диуретиков, бета-блокаторов и пр.).

К факторам риска относятся:

Формы гиперхолестеринемии

Гиперхолестеринемия подразделяется на первичную и вторичную.

В соответствии с классификацией Всемирной организацией здравоохранения выделяют следующие формы гиперхолестеринемии:

  • тип I (наследственная гиперхиломикронемия, первичная гиперлипопротеинемия) – частота встречаемости 0,1%, возникает при недостаточности липопротеинлипазы или дефектах в белке-активаторе данного фермента, проявляется повышением уровня хиломикронов, которые транспортируют липиды от кишечника в печень;
  • тип IIa (наследственная гиперхолестеринемия, полигенная гиперхолестеринемия) – частота встречаемости 0,2%, может развиваться на фоне нерационального питания, а также быть полигенной или наследственной, проявляясь ксантомами и ранним возникновением сердечно-сосудистой патологии;
  • тип IIb (комбинированная гиперлипидемия) – частота встречаемости 10%, возникает вследствие чрезмерной продукции триглицеридов, ацетил-КоА и аполипопротеина В или же замедленного клиренса липопротеинов низкой плотности; сопровождается повышением содержания в крови триглицеридов в составе липопротеинов очень низкой плотности;
  • тип III (наследственная дис-бета-липопротеинемия) – частота встречаемости 0,02%, может развиваться при гомозиготности по одной из изоформ аполипопротеина Е, проявляется увеличением уровня липопротеинов промежуточной плотности и хиломикронов;
  • тип IV (эндогенная гиперлипемия) – частота встречаемости около 1%, проявляется повышением концентрации триглицеридов;
  • тип V (наследственная гипертриглицеридемия) – проявляется повышением уровня липопротеинов очень низкой плотности и хиломикронов.

К более редким формам гиперхолестеринемии, которые не входят в данную классификацию, относятся гипо-альфа-липопротеинемия и гипо-бета-липопротеинемия, частота встречаемости которых 0,01–0,1%.

Семейная гиперхолестеринемия может быть гомозиготной или гетерозиготной.

Основной метод выявления гиперхолестеринемии – биохимический анализ крови.

Признаки

Гиперхолестеринемия – это лабораторный показатель, который определяется в ходе биохимического исследования крови.

У пациентов с гиперхолестеринемией нередко возникают ксантомы – кожные новообразования из измененных клеток, представляющие собой уплотненные узелки, внутри которых содержатся липидные включения. Ксантомы сопутствуют всем формам гиперхолестеринемии, являясь одним из проявлений нарушения липидного обмена. Их развитие не сопровождаются какими-либо субъективными ощущениями, кроме того, они склонны к самопроизвольному регрессу.

Источник: estet-portal.com

Ксантомы подразделяются на несколько видов:

  • эруптивные – мелкие папулы желтого цвета, локализующиеся преимущественно на бедрах и ягодицах;
  • туберозные – имеют вид крупных бляшек или опухолей, которые, как правило, располагаются в области ягодиц, колен, локтей, на тыльной поверхности пальцев, лице, волосистой части головы. Новообразования могут иметь фиолетовый или бурый оттенок, красноватую или цианотичную кайму;
  • сухожильные – локализуются преимущественно в области сухожилий разгибателей пальцев и ахилловых сухожилий;
  • плоские – чаще всего обнаруживаются в складках кожи, особенно на ладонях;
  • ксантелазмы – плоские ксантомы век, которые представляют собой приподнятые над кожей бляшки желтого цвета. Чаще обнаруживаются у женщин, не склонны к спонтанному разрешению.

Еще одним проявлением гиперхолестеринемии являются отложения холестерина по периферии роговицы глаза (липоидная дуга роговицы), которые имеют вид ободка белого или серовато-белого цвета. Липоидная дуга роговицы чаще наблюдается у курящих людей и является практически необратимой. Ее наличие свидетельствует о повышенном риске развития ишемической болезни сердца.

При гомозиготной форме семейной гиперхолестеринемии наблюдается значительное повышение уровня холестерина в крови, что проявляется формированием ксантом и липоидной дуги роговицы уже в детском возрасте. В пубертатном периоде у таких пациентов нередко происходит атероматозное поражение устья аорты и стеноз коронарных артерий сердца с развитием клинических проявлений ишемической болезни сердца. В этом случае не исключена острая коронарная недостаточность, которая может стать причиной летального исхода.

Гетерозиготная форма семейной гиперхолестеринемии, как правило, остается незамеченной длительное время, проявляясь сердечно-сосудистой недостаточностью уже во взрослом возрасте. При этом у женщин первые признаки патологии развиваются в среднем на 10 лет раньше, чем у мужчин.

Гиперхолестеринемия может приводить к развитию атеросклероза. В свою очередь, это становится причиной повреждения сосудов, которые могут иметь различные проявления.

Повышение уровня холестерина в крови провоцирует развитие атеросклероза, который, в свою очередь, проявляется сосудистой патологией (преимущественно атеросклеротическими поражениями кровеносных сосудов нижних конечностей, но возможно также повреждение мозговых, коронарных сосудов и т. д.).

Читайте также:

10 анализов, которые стоит сдать, если не удается похудеть

5 признаков возможных проблем с сердцем

Причина болей в грудной клетке: невралгия или сердце?

Диагностика

Основной метод выявления гиперхолестеринемии – биохимический анализ крови. При этом, помимо липидограммы, определяют содержание общего белка, глюкозы, мочевой кислоты, креатинина и пр. С целью выявления сопутствующей патологии назначают общий анализ крови и мочи, иммунологическую диагностику, для выявления возможной причины гиперхолестеринемии проводят генетический анализ. С целью исключения гипотиреоза проводят исследование уровня тиреоидных гормонов (тиреотропного гормона, тироксина) в крови.

При объективном осмотре обращают внимание на отложения холестерина (ксантомы, ксантелазмы, липоидная дуга роговицы и пр.). Артериальное давление у пациентов с гиперхолестеринемией часто повышено.

Для диагностики сосудистых изменений прибегают к инструментальной диагностике – ангиографии, магниторезонансной ангиографии, допплерографии и т. д.

Повышение уровня холестерина в крови провоцирует развитие атеросклероза, который, в свою очередь, проявляется сосудистой патологией.

Лечение гиперхолестеринемии

Лекарственная терапия гиперхолестеринемии состоит в назначении статинов, секвестрантов желчных кислот, фибратов, ингибиторов абсорбции холестерина в кишечнике, жирных кислот. При выявлении сопутствующей артериальной гипертензии применяются препараты, нормализующие артериальное давление.

В ходе коррекции липидного обмена ксантомы обычно подвергаются регрессу. Если этого не происходит, их удаляют хирургическим методом, либо методами криодеструкции, лазерной или электрической коагуляции.

У гомозиготных пациентов с семейной гиперхолестеринемией медикаментозная терапия, как правило, неэффективна. В такой ситуации прибегают к плазмаферезу с двухнедельным интервалом между процедурами. В тяжелых случаях требуется трансплантация печени.

Важной составляющей нормализации жирового обмена является коррекция избыточной массы тела и оздоровление образа жизни: полноценный отдых, адекватная физическая нагрузка, отказ от курения, а также соблюдение диеты.

Диета при гиперхолестеринемии

Основные принципы диеты при гиперхолестеринемии:

  • снижение количества жиров в рационе;
  • снижение или полное исключение высокохолестериновых продуктов;
  • ограничение насыщенных жирных кислот;
  • увеличение доли полиненасыщенных жирных кислот;
  • употребление большого количества растительной клетчатки и сложных углеводов;
  • замена животных жиров растительными;
  • ограничение употребления поваренной соли до 3-4 грамм в сутки.

Рекомендуется включать в рацион белое мясо птицы, телятину, говядину, баранину, рыбу. Следует выбирать постное мясо (предпочтительны вырезка и филе), удалять кожу и жир. Кроме того, в рационе должны присутствовать кисломолочные продукты, хлеб грубого помола, крупы, овощи и фрукты. Яйца употреблять в пищу можно, но количество их ограничивается четырьмя в неделю.

Из рациона исключают жирные сорта мяса, колбасные изделия, субпродукты (мозг, печень, почки), сыр, сливочное масло, кофе.

Пищу готовят щадящими способами, позволяющими снизить содержание жира в готовых блюдах: отваривание, тушение, запекание, приготовление на пару. Если нет противопоказаний (например, заболеваний кишечника), следует увеличить содержание в рационе свежих овощей, фруктов и ягод.

Важной составляющей нормализации жирового обмена является коррекция избыточной массы тела и оздоровление образа жизни.

Профилактика

С целью предотвращения развития нарушений жирового и других видов обмена веществ рекомендуется:

  • рациональное питание;
  • поддержание нормальной массы тела;
  • отказ от вредных привычек;
  • достаточная физическая активность;
  • избегание психического перенапряжения.

Последствия и осложнения

Гиперхолестеринемия может приводить к развитию атеросклероза. В свою очередь, это становится причиной повреждения сосудов, которые могут иметь различные проявления.

Нарушение нормального кровообращения в нижних конечностях способствует образованию трофических язв, что в тяжелых случаях может привести к некрозу тканей и необходимости ампутации конечности.

При поражении сонных артерий нарушается мозговое кровообращение, что проявляется расстройством функций мозжечка, нарушениями памяти, может приводить к инсульту.

При откладывании атеросклеротических бляшек на стенке аорты она истончается, теряет свою эластичность. На фоне этого постоянный ток крови приводит к растяжению стенки аорты, образовавшееся расширение (аневризма) имеет высокий риск разрыва с последующим развитием массивного внутреннего кровоизлияния и вероятным летальным исходом.

Видео с YouTube по теме статьи:

www.neboleem.net

Перерождения роговой оболочки - старческая дуга роговицы

Перерождения роговой оболочки можно разделить на первичные и вторичные.

Одним из наиболее частых первичных изменений является старческая дуга (arcus senilis s. gerontoxon). Типичная круговая старческая дуга видна на рисунке 284. Приблизительно в 1,5 мм от лимба видно круглое белое кольцо. Оно не всюду имеет одинаковую ширину. К лимбу его граница резкая, в то время как в сторону центра роговицы она не четкая. Гистологически старческая дуга состоит из отложения липоидных веществ, и поэтому она называется также и arcus lipoides.

По мнению ряда авторов, как на это указывает также и название, это старческое изменение. Однако, не подлежит сомнению, что это явление наблюдается также у молодых лиц. У очень старых лиц оно не во всех случаях обнаруживается. Поэтому возможно, что более правильно название липоидная дуга. Возникновение явления можно объяснить циркуляцией жидкости в роговице. Циркуляция у края роговицы очень медленная, поэтому здесь легко откладываются шлаки. Возможно, что богатая липоидами пища способствует возникновению этого изменения.

На рисунке 285 видна более широкая липоидная дуга. Иногда образуются два концентричных кольца. Изменение редко образует замкнутое кольцо, чаще оно возникает снизу и сверху или с двух сторон.

Видимая на рисунке 286 старческая дуга наиболее выражена в височной части. Ввиду того, что она чаще возникает в пожилом возрасте, на глазу видны также и другие дегенеративные изменения. Так на рисунке 287 широкая старческая дуга у нижнего края роговицы переходит в более распространенное дегенеративное изменение.

На рисунке 288 наряду со старческой дугой наблюдаются и другие старческие дегенеративные изменения конъюнктивы и края века. В области старческой дуги вещество роговицы менее прочно, легче подвергается воздействию неблагоприятных факторов. В этом месте возникают краевые язвы.

Дегенеративные ткани представляют хорошую питательную среду для возбудителей болезней. Здесь же возникает так называемый краевой кератит (Randfurchen-keratitis). В области старческой дуги возникает воспаление, роговица здесь растягивается, ее кривизна меняется. Эти изменения обычно возникают в верхней части роговицы, протекает очень торпидно и весьма трудно поддаются лечению.

zrenue.com

Семейная гиперхолестеринемия - причины, симптомы, диагностика и лечение

Семейная гиперхолестеринемия (СГХС) – наследственная патология, характеризующаяся выраженным повышением количества липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) в кровотоке и высоким риском раннего развития ишемической болезни сердца. В большинстве случаев протекает бессимптомно. Иногда отмечается боль в груди, волдыри на руках, коленях и вокруг глаз, сухожильные и подкожные отложения холестерина. Основные методы диагностики – сбор наследственного анамнеза, анализ крови на общий холестерин и ЛПНП. Для лечения используется гиполипидемическая диета, регулярные физические нагрузки, медикаментозная коррекция липидоснижающими препаратами, аферез атерогенных липопротеидов.

Общие сведения

Синонимы семейной гиперхолестеринемии – первичная, наследственная гиперхолестеринемия. Является не самостоятельным заболеванием, а состоянием предрасположенности к сердечно-сосудистым болезням – атеросклерозу сосудов, ИБС, острому инфаркту миокарда. Данные о распространенности СГХС имеют большой разброс, поскольку во многих случаях патология остается недиагностированной. Частота гетерозиготной формы, при которой у пациента имеется один дефектный ген из пары, составляет 1 случай на 108-300 человек. Гомозиготная форма, характеризующаяся наличием двух мутационных генов в аллели, протекает тяжелее и встречается гораздо реже – у 1 человека из 1 миллиона. Среди всех вариантов гиперхолестеринемии на долю семейной ГХС приходится 10% случаев.

Семейная гиперхолестеринемия

Причины

СГХС является наследственной аутосомно-доминантной патологией, которая вызывается мутацией генов, ответственных за метаболизм ЛПНП и активность их рецепторов. При наличии одного дефектного гена в паре возникает гетерозиготная гиперхолестеринемия – легкое и умеренное нарушение метаболизма липидов. В редких случаях у пациентов присутствует два парных измененных гена (от матери и от отца), развивается гомозиготная гиперхолестеринемия – тяжелое расстройство липидного обмена со злокачественным течением. Причиной семейной гиперхолестеринемии является мутация в одном из следующих генов:

  1. LDLR. Ген задает функциональность ЛПНП-рецептора, расположенного, в основном, на поверхности клеток печени. При мутации его активность снижается, процесс связывания и выведения из кровотока циркулирующих липопротеидов нарушается. Выявлено более 1600 видов мутаций гена LDLR. Их доля в общем количестве СГХС составляет 85-90%.
  2. APOB. Дефект гена приводит к изменению структуры аполипопротеина B100, входящего в состав ЛПНП, обеспечивающего их связывание с рецептором. Мутационные изменения APOB имеются у 5-10% больных наследственной гиперхолестеринемией. Они провоцируют менее выраженное повышение ЛПНП, чем мутации LDLR.
  3. PCSK9. Этот ген кодирует фермент пропротеиновую конвертазу субтилизин-кексинового типа 9, которая усиливает разрушение ЛПНП-рецепторов. Мутации в гене PCSK9 увеличивают активность фермента, в результате чего количество рецепторов уменьшается. Патология такого типа встречается в 5% случаев СГХС.

Патогенез

В основе семейной гиперхолестеринемии лежит генетически обусловленное повышение уровня ЛПНП. Чаще всего оно вызывается снижением активности специфического рецептора, ответственного за выведение липопротеинов. ЛПНП – наиболее атерогенные частицы. Атеросклеротические бляшки формируются при их накоплении в субэндотелиальном пространстве. Чем выше уровень липопротеинов с низкой плотностью в крови, тем интенсивнее протекает процесс.

Хуже всего ЛПНП выводятся у людей с гомозиготной первичной гиперхолестеринемией: оба парных гена имеют мутацию, функциональность рецептора снижена на более чем на 50%, концентрация ЛПНП высокая, плохо поддается коррекции при помощи медикаментов и диеты. Атеросклероз и его осложнения развиваются в детском и подростковом возрасте. При гиперхолестеринемии гетерозиготного типа только один ген дефектный, половина или более рецепторов остаются функциональными, количество ЛПНП повышается, но долгое время не проявляется клинически. Зачастую первым признаком СГХС становится атеросклероз, ишемическая болезнь сердца или инфаркт миокарда.

Симптомы

СГСХ развивается с рождения, но часто не имеет выраженных клинических признаков. Диагноз устанавливается с опозданием при манифестации сердечно-сосудистых заболеваний, таких как ИБС, инфаркт сердечной мышцы, атеросклероз. Симптомы гиперхолестеринемии наблюдаются менее чем у половины больных. Примерно у трети пациентов формируются сухожильные ксантомы – уплотнения из жироподобного вещества (холестерина), прощупываемые над сухожилиями. Узелки особенно легко определяются на кистях. Холестерин откладывается под кожей век, возле глаз в виде ксантелазм – желтоватых или не имеющих специфического цвета плоских узелков.

Патогномоничный признак СГСХ – липоидная дуга роговицы. Она представляет собой скопления холестерина по краю роговицы, которые обнаруживаются при офтальмологическом осмотре и выглядят как белый или серо-белый ободок. В отдельных случаях больные отмечают боль и дискомфорт в области груди, водянистые высыпания на коже рук, локтей и коленей. На стадии развития атеросклероза выявляются мозаичные симптомы поражения внутренних органов.

Осложнения

При отсутствии лечения гомозиготная первичная гиперхолестеринемия способствует развитию атеросклероза до 20-летнего возраста, продолжительность жизни больных не превышает 30 лет. Нелеченые пациенты с гетерозиготной формой патологии имеют высокий риск развития ИБС, к 60 годам диагноз подтверждается у 85,5% мужчин и у 53% женщин. Средние показатели продолжительности жизни для мужчин составляют 53 года, для женщин – 62 года. ИБС становится причиной смерти половины мужчин с наследственной гетерозиготной гиперхолестеринемией. Около 20% случаев инфаркта миокарда до 45 лет связаны с наличием СГХС.

Диагностика

Обследованием пациентов занимаются терапевт, кардиолог, врач-генетик. Важным этапом диагностики является сбор личного и семейного анамнеза. Учитывается возраст больного и время начала симптомов, потому что для наследственной патологии характерен ранний дебют. В пользу диагноза семейной гиперхолестеринемии рассматривается наличие двух и более близких родственников (особенно детей) с повышенным холестерином крови, ксантомами и/или липоидными дугами роговиц. Основная задача дифференциальной диагностики – исключение вторичной гиперхолестеринемии. Обследование больных проводится следующими методами:

  • Физикальный осмотр. При тщательной пальпации сухожилий стоп, голеней и кистей обнаруживаются ксантомы. На роговице определяется наличие полной или частичной липоидной дуги, у лиц моложе 45-48 лет она указывает на СГХС. Отсутствие ксантом, ксантелазм и роговичной дуги не исключает наличия гиперхолестеринемии.
  • Липидограмма. Комплексное лабораторное исследование липидного профиля является наиболее информативным методом диагностики. Показатель общего холестерина при гетерозиготной патологии составляет 7,5-14 ммоль/л, при гомозиготной – 14-26 ммоль/л. Уровень ЛПНП соответственно повышается до 3,3-4,9 ммоль/л и до 4,15-6,5 ммоль/л.
  • Генетический скрининг. Выявление мутаций и их характера необходимо при невозможности подтвердить диагноз другими способами, а также для составления оптимального плана лечения. У 80% пациентов обнаруживаются дефекты в генах LDLR, APOB или PCSK9. У оставшихся 20% генетические изменения не диагностируются даже при развернутых симптомах СГХС.

Лечение семейной гиперхолестеринемии

Терапия включает комплекс мероприятий, нацеленных на снижение количества ЛПНП. Тактика определяется формой гиперхолестеринемии, величиной отклонения показателей липидограммы от нормы, выраженностью симптомов и возрастом пациента. Значительная часть лечебных процедур проводится амбулаторно при регулярном контроле эффективности лечащим врачом. Пациентам назначается:

  • Медикаментозная терапия. Применяются препараты, понижающие уровень липидов в плазме крови. Наиболее целесообразен комбинированный прием статинов, фибратов, секвестрантов желчных кислот и ингибиторов абсорбции холестерина в кишечнике.
  • Коррекция образа жизни. Исключаются все факторы риска гиперлипидемии: требуется полный отказ от курения, контроль артериального давления, нормализация массы тела, регулярная физическая нагрузка. Диетотерапия основана на ограничении количества насыщенных жиров и трансжиров. Ежедневное поступление холестерина с пищей – не более 200 мг.
  • Аферез ЛПНП. При гомозиготном типе гиперхолестеринемии медикаментозное лечение зачастую оказывается недостаточно результативным. Проводятся процедуры удаления липопротеинов из крови. Аферез также может быть показан больным ИБС и атеросклерозом с СГХС гетерозиготной формы, особенно если прием лекарств не дает ожидаемого положительного эффекта.
  • Стимуляция ЛПНП-рецепторов. С недавних пор в медицинскую практику внедряется патогенетическая терапия СГХС. Используется препарат, стимулирующий увеличение количества рецепторов ЛПНП в клетках печени. В итоге усиливается захват и выведение из организма липопротеинов.

Прогноз и профилактика

Благоприятное течение семейной гиперхолестеринемии наиболее вероятно при гетерозиготном типе, раннем начале лечения и периодическом контроле уровня холестерина на протяжении всей жизни. Из-за наследственного характера патологии предупредить ее развитие невозможно. Профилактические меры нацелены на раннюю диагностику гиперхолестеринемии, что позволяет сократить вероятность атеросклероза, ИБС, инфаркта мышцы сердца. Для этого проводится каскадный скрининг – исследование уровня липидов крови у всех ближайших родственников пациента.

www.krasotaimedicina.ru

липоидная дуга роговицы — со всех языков на русский

  • 1 anterior embryotoxon

    Универсальный англо-русский словарь > anterior embryotoxon

  • 2 arcus adiposus

    1) Общая лексика: старческая дуга (сероватая линия на периферии роговицы, кольцеобразное помутнение периферии роговицы, отделенное от других ее участков; состоит из инфильтрата жирового вещества; наиболее распространено у)

    Универсальный англо-русский словарь > arcus adiposus

  • 3 arcus cornealis

    1) Общая лексика: роговичная дуга (сероватая линия на периферии роговицы, кольцеобразное помутнение периферии роговицы, отделенное от других ее участков; состоит из инфильтрата жирового вещества; наиболее распространено у)

    Универсальный англо-русский словарь > arcus cornealis

  • 4 arcus juvenilis

    1) Общая лексика: юношеская дуга (сероватая линия на периферии роговицы, кольцеобразное помутнение периферии роговицы, отделенное от других ее участков; состоит из инфильтрата жирового вещества; наиболее распространено у)

    Универсальный англо-русский словарь > arcus juvenilis

  • 5 arcus lipoides

    1) Общая лексика: липоидная дуга роговицы (сероватая линия на периферии роговицы, кольцеобразное помутнение периферии роговицы, отделенное от других ее участков; состоит из инфильтрата жирового вещества; наиболее распростр)

    Универсальный англо-русский словарь > arcus lipoides

  • 6 arcus senilis

    1) Общая лексика: старческая дуга (сероватая линия на периферии роговицы, кольцеобразное помутнение периферии роговицы, отделенное от других ее участков; состоит из инфильтрата жирового вещества; наиболее распространено у п)

    Универсальный англо-русский словарь > arcus senilis

  • 7 gerontoxon

    1) Общая лексика: геронтоксон (сероватая линия на периферии роговицы, кольцеобразное помутнение периферии роговицы, отделенное от других ее участков; состоит из инфильтрата жирового вещества; наиболее распространено у пожилых) 2) Медицина: старческая дуга, старческая дуга (помутнение роговицы дегенеративного характера, наблюдается в пожилом возрасте), липоидная дуга роговицы, передний эмбриотоксон, роговичная дуга, юношеская дуга

    Универсальный англо-русский словарь > gerontoxon

  • 8 linea corneae senilis

    1) Общая лексика: старческая дуга (сероватая линия на периферии роговицы, кольцеобразное помутнение периферии роговицы, отделенное от других ее участков; состоит из инфильтрата жирового вещества; наиболее распростра)

    Универсальный англо-русский словарь > linea corneae senilis

  • 9 lipoidosis corneae

    1) Общая лексика: липоидная дуга роговицы (сероватая линия на периферии роговицы, кольцеобразное помутнение периферии роговицы, отделенное от других ее участков; состоит из инфильтрата жирового вещества; наиболее распр)

    Универсальный англо-русский словарь > lipoidosis corneae

  • 10 corneal arcus

    Англо-русский офтальмологический словарь > corneal arcus

  • 11 corneal arcus

    Универсальный англо-русский словарь > corneal arcus

  • 12 marginal dystrophy

    Универсальный англо-русский словарь > marginal dystrophy

  • 13 marginal dystrophia

    мед.фраз. старческая дуга роговицы

    Англо-русский медицинский словарь > marginal dystrophia

  • 14 marginal dystrophy

    мед.фраз. старческая дуга роговицы

    Англо-русский медицинский словарь > marginal dystrophy

  • 15 meesmann's corneal dystrophy

    English-Russian big medical dictionary > meesmann's corneal dystrophy

  • 16 morginal dystrophy

    English-Russian big medical dictionary > morginal dystrophy

  • 17 дуга

    Большой англо-русский и русско-английский словарь > дуга

  • 18 дуга

    БНРС > дуга

  • 19 дуга

    БНРС > дуга

  • 20 дуга изгиб арка свод

    БНРС > дуга изгиб арка свод

См. также в других словарях:

  • Мезенхимальные дистрофии — (стромально сосудистые дистрофии) нарушения метаболизма, развивающиеся в строме органов. Содержание 1 Классификация 2 Мезенхимальные липодистрофии …   Википедия

  • Ксантоматоз — I Ксантоматоз [xanthomatosis; ксантома (греч. xanthos желтый + ота) + ōsis] отложение в коже, сухожилиях и других тканях, иногда во внутренних органах холестерина и (или) триглицеридов в форме очаговых скоплений, называемых ксантомами. К.… …   Медицинская энциклопедия

translate.academic.ru

Читать книгу Дислипидемии, атеросклероз и их связь с ишемической болезнью сердца и мозга Бориса Липовецкого : онлайн чтение

1.4. Типы генетически обусловленных дислипидемий

Все первичные ДЛП имеют генетически обусловленную природу. Однако надо дифференцировать классические семейные формы ГХС или ДЛП (моногенные ГЛП) и такие формы ГХС или ДЛП, которые связаны лишь с наследственным предрасположением к этой патологии (полигенные ДЛП). Развитие последних во многом зависит от факторов внешней среды – условий питания, физической активности, некоторых сопутствующих заболеваний (метаболический синдром, сахарный диабет, ожирение и др.).

Классические семейные формы ДЛП (моногенные), как правило, проявляются с детского возраста, когда один или оба родителя являются носителями «главного» для данной патологии мутантного гена. Подобный ген играет ведущую роль в «ансамбле» генов, участвующих в обмене липопротеидов. Эти гены призваны регулировать продукцию и структуру одного из стержневых липопротеидов (ЛП) или строение и функцию специализированных липопротеидных рецепторов, либо белковых транспортеров, иногда – ферментов, осуществляющих их синтез или расщепление.

Мутантный ген чаще передается от одного из родителей, т. е. дефект носит характер гетерозиготного. Гораздо реже встречаются случаи, когда мутантный ген наследуется от обоих родителей, т. е. дефект имеет гомозиготную природу. В этом случае патология проявляется в раннем детском возрасте и протекает очень тяжело.

Чтобы понять законы наследования, надо представлять, что для одних генетических дефектов характерно доминантное наследование, для других – рецессивное. Переданный наследнику доминантный ген рано или поздно обязательно проявится, хотя он унаследован от одного из родителей. Рецессивный ген проявится нарушениями в полную силу в том случае, если он унаследован от обоих родителей. Если рецессивный ген передан потомку только от одного из родителей, то наследник становится лишь носителем патологического гена. Чтобы такой ген проявил себя клинически, необходима «супружеская встреча» этого человека с другим носителем (носительницей) подобного же рецессивного гена. Только тогда у части их потомков болезнь проявит себя клинически. Гомозиготные «наследники» в таких семьях рождаются с частотой 25 %, гетерозиготные – (носители одного мутантного гена) – с частотой 50 %, наконец, 25 % потомков в таком браке могут не получить патологического гена и ничем не отличаться от лиц из здоровой популяции.

Приводим рисунок 2 (схема наследственной передачи семейной ГХС), который показывает путь передачи гетерозиготной доминантной мутации (лица мужского пола обозначены квадратами, лица женского пола – кружками). Носители мутантного гена семейной ГХС на этом рисунке имеют двуцветную характеристику.

В семьях, где один из родителей имеет доминантный мутантный ген (вызывающий ГХС), а второй родитель обладает здоровым набором генов, вероятность наследования патологического доминантного гена, как упоминалось, составляет 50 %. Иначе говоря, у половины потомков в таком браке можно ожидать рождения «гетерозигот» с семейной ГХС.

Итак, первичные ДЛП могут быть обусловлены одним «главным» мутантным геном (моногенные семейные ДЛП), причем мутации этого гена могут быть разными, т. е. они гетерогенны.

В большинстве случаев первичные ДЛП являются следствием взаимодействия нескольких нуклеотидных полиморфизмов в ансамбле второстепенных полигенов, участвующих в регуляции липидного метаболизма. Это полигенные ДЛП в семьях с наследственным предрасположением к ДЛП, к которому присоединяются неблагоприятные факторы внешней среды (например, избыток животных жиров и ХС в рационе и пр.) или отягощающие сопутствующие заболевания (метаболический синдром, сахарный диабет, ожирение).


Рис. 2. Схема наследственной передачи семейной ГХС

Если появление ДЛП при моногенном семейном наследовании неизбежно, то развитие ДЛП при наследовании нуклеотидных полиморфизмов наступает необязательно.

1.4.1. Моногенные (семейные) ДАП

Рассмотрим вначале конкретные типы моногенных ДЛП.

Для наших широт наиболее типична семейная ГХС по причине дефицита или дефекта рецепторов ЛПНП в печеночных и других соматических клетках или их низкой функциональной активности (в связи с дефектом структуры). Следствие этого – накопление ЛПНП-частиц – основных носителей ХС – в циркулирующей крови.

При относительно частых гетерозиготных формах семейной ГХС (1 случай на 500 человек населения) уровень ХС крови у этих лиц обычно колеблется в пределах 8-10 ммоль/л (350–500 мг/дл). В редких случаях гомозиготной семейной ГХС (1 случай на 1 млн жителей) уровень ХС крови достигает 15–20 ммоль/л (650-1000 мг/дл).

Нуклеотидная цепь гена рецептора ЛПНП состоит примерно из 45 тысяч нуклеотидов. Надо полагать, что при ее построении вероятность «ошибки» или мутации довольно велика, причем эти «сбои» могут возникать в разных участках нуклеотидной цепи, способны «закрепляться» и наследоваться. Описано около 1500 вариантов мутаций, ведущих к семейной ГХС и вызывающих нарушение работы рецепторов ЛПНП.

Один из вариантов этой мутации довольно широко распространен среди восточно-европейских евреев – «ашкенази», предки которых были выходцами из Литвы, из-за чего мутация получила название «литовской». Интересно, что среди евреев испанского происхождения – давних жителей Средиземноморья (евреев-«сефардов») – «литовская» мутация не встречается.

Среди франко-канадцев и жителей ЮАР с голландскими корнями частота этого заболевания очень высока (1 случай на 100–300 человек), что получило название «эффекта основателя». Это объясняют тем, что в относительно ограниченной популяции заключаются в основном только «внутренние» браки, т. е. эта этническая группа почти не смешивается с более широкими слоями населения, что увеличивает шанс появления генетически обусловленной патологии.

Мутации семейной ГХС, связанные с дефектом гена рецепторов ЛПНП, возникают в одном из генетических локусов 19-й хромосомы.

Другой вариант семейной ГХС характеризуется нарушением структуры апопротеина В-100 – ключевого белка ЛПНП. В этом случае нормальные рецепторы ЛПНП плохо распознают ЛПНП и плохо связываются с ними, поскольку апо В-100 является лигандом (связующим звеном) рецепторов ЛПНП. Ген, контролирующий структуру апо В-100, локализуется во 2-й хромосоме. Мутация этого гена влечет за собой дефект апо В-100, что приведет к плохой эвакуации ЛПНП из циркулирующей крови. Это другой вариант семейной ГХС. Данный тип мутации чаще всего встречается среди народов, населяющих страны Западной Европы.

Оба описанных варианта семейной ГХС имеют характер доминантных мутаций.

Описан третий (редкий) вид семейной ГХС, который носит аутосомно-рецессивный характер (ARH). Мутация была обнаружена в одной ливанской семье и получила название «ливанской». Мутация локализуется в одном из генов 1-й хромосомы. Этот ген «отвечает» за синтез транспортного белка, переносящего комплекс – рецептор ЛПНП + ЛПНП – с поверхности печеночных клеток внутрь, к органоидам, которые должны утилизировать ЛПНП. Если указанный транспортный белок не способен переносить комплексы рецептор ЛПНП+ ЛПНП внутрь клетки, они скапливаются на мембране и блокируют дальнейшее связывание ЛПНП. Следствием этого будет задержка ЛПНП в периферической крови, т. е. ГХС.

Недавно открыт еще один – 4-й вид моногенной аутосомно-доминантной мутации, тоже приводящей к семейной ГХС. Это результат мутации одного из генов 1-й хромосомы, контролирующего синтез фермента «пропротеин-конвертазы субтилизин-кексинового типа 9», обозначаемого как PCSK-9. В зависимости от особенностей своей структуры этот фермент может либо тормозить, либо стимулировать активность рецепторов ЛПНП. В том случае, когда продуцируется PCSK-9 с повышенным сродством к рецепторам ЛПНП, деятельность этих рецепторов будет угнетаться, что приведет к ГХС.

Интересно, что мутация этого фермента может оказаться и прямо противоположной той, что описана выше. В результате этого сродство PCSK-9 к рецепторам ЛПНП понизится, они (рецепторы ЛПНП) будут весьма активно работать, что вызовет снижение уровня ЛПНП и ХС крови. В этом случае можно говорить о мутации с положительным знаком, которая обеспечит устойчивость к развитию атеросклероза.

Известна также моногенная мутация, связанная не с ГЛП, а с дислипидемией (ДЛП) без ГХС, приводящая к распространенному атеросклерозу из-за очень низкого содержания в плазме крови антиатерогенной фракции – ЛПВП. Это редкое эндемичное заболевание – Танжерская болезнь, которая распространена на одном из островов в Западной Атлантике. Заболевание развивается вследствие гомозиготной мутации гена, локализованного в 9-й хромосоме и кодирующего синтез транспортного белка АВСА-1. Этот белок выполняет функцию специализированного внутриклеточного переносчика свободного ХС к ключевому апопротеину ЛПВП – апо А1. Если в организме возникает дефицит АВСА, блокируется образование зрелых, функционально активных форм ЛПВП. Помимо нехватки транспортного белка (АВСА-1), при Танжерской болезни значительно снижается также содержание апобелков А-1 и A-II – ключевых белков ЛПВП, без которых их синтез невозможен.

Дефицит ЛПВП-3 и ЛПВП-2 резко снижает обратный транспорт ХС с поверхности периферических клеток в печень. ХС задерживается в тканях, в том числе накапливается в сосудистой стенке, что ведет к образованию атеросклеротических бляшек, хотя ГХС при этом не развивается.

В литературе описаны и другие гомозиготные мутации, связанные с дефектами других белковых транспортеров, переносящих стерины, – это ABCG-5, ABCG-8. При нарушенной структуре этих белков выход стеринов из клеток резко затрудняется [К. Berge et al., 2000].

Как правило, такие дефекты сопровождаются повышенным всасыванием растительных стеринов [J. Horton et al., 2002], что приводит к сито-стеролемии, хотя ГХС отсутствует. Поскольку необходимых белковых переносчиков стеринов мало, в организме нарушается способность выделять стерины, которые постепенно накапливаются в печени. Это влечет за собой подавление синтеза рецепторов ЛПНП, что в дальнейшем тоже может вызвать ГХС.

Дислипидемические состояния, характеризующиеся избирательным снижением уровня ЛПВП (без ГХС и без ГТГ) встречаются довольно часто во всех регионах мира, хотя они не связаны с Танжерской болезнью. При гетерозиготном носительстве дефектного гена АВСА-1 Танжерская болезнь не развивается, но содержание ЛПВП-фракции бывает отчетливо сниженным, что делает таких людей подверженными атеросклерозу [М.Ю. Мандельштам, В. Б. Васильев, 2008]. Даже один патологический аллель гена, управляющего синтезом белка АВСА-1, может оказать отрицательное влияние на этот транспортный белок и сделать его недостаточно функциональным.

В некоторых случаях дефицит ЛПВП развивается как результат аномалии в строении генов, контролирующих синтез лецитин-холестерин-ацилтрансферазы (ЛХАТ), участие которой необходимо для эстерификации свободного ХС. Этот дефект возникает как результат полигенной патологии при комбинации нескольких функционально значимых нуклеотидных полиморфизмов (в нескольких генетических локусах).

Еще один моногенный (генетически обусловленный) рецессивный дефект – причина редкой формы дислипидемии – абеталипопротеинемии. При этом типе ДЛП нарушается синтез апопротеина В, резко тормозится образование ЛПНП-частиц и снижается уровень ХС и ТГ крови. Хотя в этом случае исчезает почва для развития атеросклероза, развиваются серьезные нарушения со стороны центральной и периферической нервной системы, поскольку при крайнем дефиците ЛПНП в первую очередь страдает трофика нервных клеток и их отростков.

Из других мало известных моногенных дефектов, связанных с развитием ДЛП, можно указать на мутацию гена, управляющего продукцией скевенджер-рецепторов. Функция этих клеточных образований печени заключается в том, чтобы захватывать возвращающиеся в печень ЛПВП, нагруженные ХС, который они принесли с периферии. Если функция скевенджер-рецепторов нарушена, ЛПВП плохо проникают в печень, их концентрация в периферической крови повышается, но функция парализуется, т. к. они нагружены ХС до предела и больше не могут выполнять свою антиатерогенную миссию [D. Osgood et al., 2003]. Уровень общего ХС крови при этом повышается. Таким образом, иногда приходится сталкиваться с больными, у которых ЛПВП много, но функционально они неактивны. Иначе говоря, встречаются индивиды с высоким содержанием ЛПВП-частиц, а их защищенность от атеросклероза находится на очень низком уровне.

Похожая ситуация возникает при генетически обусловленной недостаточности триглицеридлипазы, которая плохо расщепляет ТГ, не освобождает от них ЛПВП, что резко тормозит антиатерогенную функцию этих частиц [R. Hegele et al., 1991].

Плохая работоспособность ЛПВП может быть связана не только с их дефицитом, но с генетически обусловленной патологией (недостатком) переносящих липиды транспортных белков. Так, при недостатке такого транспортного белка, как СЕТР (переносит ХС-эстеры и ТГ), затрудняется мобилизация эстерифицированного ХС из ЛПВП, эти частицы укрупняются, перегружаются ХС и вместо акцепторов ХС становятся его донорами [ILLUMINATE, 2006]. При этом концентрация ХС ЛПВП в периферической крови доходит до 70 мг/дл (1,8 ммоль/л) и выше. На этом примере еще раз можно убедиться в том, что не всегда высокое содержание антиатерогенной фракции липопротеидов (ЛПВП) в циркулирующей крови гарантирует защиту от атеросклероза. Одного такого больного мы наблюдали.

Приводим наше наблюдение № 1.

Больной С., 65 лет (1995 г.). В марте 1995 г. больной перенес острый инфаркт миокарда на переднебоковой стенке левого желудочка. При осмотре в домашних условиях через 3 дня после сердечного приступа (больной отказался от госпитализации) состояние больного удовлетворительное, пульс – 60 уд/мин, АД= 140/80 мм рт. ст. В анамнезе – много лет АГ, нерегулярно принимал гипотензивные препараты. В 1980 г. (в возрасте 50 лет) перенес первый инфаркт миокарда. В мае 1995 г. при исследовании липидного состава крови общий ХС = 308 мг/дл (7,9 ммоль/л), ТТ=185 мг/дл (2,1 ммоль/л), ХС ЛПВП = 91 мг/дл (2,3 ммоль/л), ХС ЛПНП= 180 мг/дл (4,6 ммоль/л), коэффициент атерогенности – 2,4 ед.

РЕЗЮМЕ. Несмотря на очень высокий уровень ХС ЛПВП (91 мг/дл) и нормальный коэффициент атерогенности, больной дважды перенес инфаркт миокарда. Есть все основания предполагать, что ЛПВП-частицы у данного больного не выполняют предназначенную им роль. Этих частиц много, но функционально они, по-видимому, неполноценны.

Встречаются и другие формы генетически детерминированных дислипидемий, например, комбинированная гиперлипидемия, при которой повышен уровень и ХС, и ТГ. Этот вид ДЛП (ГЛП) возникает в результате мутации гена, контролирующего синтез транскрипционной ДНК, которая описана под названием Upstream Stimulatory Factor (USF-1). Это также моногенная мутация, при которой главным образом нарушается элиминация ЛПОНП, а значит и ТГ, из циркулирующей крови. Впервые данная мутация была идентифицирована в Финляндии и в своем гетерозиготном варианте, по-видимому, обусловливает ГТГ у лиц с метаболическим синдромом. Авторы, описавшие эту мутацию [P. Pajukanta et al., 2004], рассматривают USF-1 как регулятор работы других генов, который посредством РНК кодирует синтез ряда белков – участников обмена и транспортировки апопротеинов А-2, С-3, Е, АВСА-1 и др.

Особого внимания требует оценка генетической детерминации апопротеина Е. По данным исследователей из Южной Кореи [Н. Oh et al., 2008], установлено несколько изоформ апоЕ (апо Е-2, апо Е-3, апо Е-4), которые могут встречаться в разных комбинациях, что зависит от наследственно обусловленного генотипа. Было установлено, что у большинства практически здоровых лиц, не имеющих ДЛП, обычно встречается генотип Е-З/Е-З (гомозиготный) или аллели Е-З/Е-2 либо Е-З/Е-4 (гетерозиготные). В некоторых случаях (из-за наличия определенных нуклеотидных полиморфизмов в каких-то генах) образуются генотипы Е-2/Е-2 или Е4/Е4, при которых продуцируются неполноценные апопротеины Е [D. Betteridge & J. Morrell, 2003]. В части таких случаев возникает предрасположенность к развитию тяжелой комбинированной гиперлипидемии, близкой к III типу по классификации Фредриксона. В дальнейшем (с возрастом) у лиц с подобными нарушениями высока вероятность развития деменции или состояний, близких к синдрому Альцгеймера.

На 79 конгрессе Европейского общества по изучению атеросклероза в Швеции (2011) испанские исследователи [М. Solancs et al.] сообщили о двух мутациях, которые они обнаружили у 9 обследованных с III типом ГЛП (они обозначили их как R136S и AL149).

Рис. 3. Липоидные дуги роговицы

Рис. 4. Ксантелазмы

Из моногенных мутаций чаще всего приходится сталкиваться с семейными ГХС, связанными с дефицитом рецепторов ЛПНП или нарушениями структуры самих ЛПНП-частиц.

Приводим характерные признаки клинических проявлений ГХС. На рисунках 3 и 4 видны липоидные дуги роговицы (верхний рисунок) и ксантелазмы (нижний рисунок).

На рисунках 5 и 6 показаны сухожильные ксантомы пястно-фаланговых суставов и ахилловых сухожилий.

Рис. 5. Сухожильные ксантомы пястно-фаланговых суставов

Рис. 6. Сухожильные ксантомы ахилловых сухожилий

1.4.2. Полигенные ДЛП

Популяционные обследования, нацеленные на выявление дислипидемических состояний, в основном выявляют первичные ДЛП, имеющие характер полигенных, т. е. вызванных генетически обусловленными нуклеотидными полиморфизмами, создающими наследственное предрасположение к этим состояниям.

Обследование взрослого населения городов европейской части России выявило 15–20 % индивидов с такими нарушениями, которые реализуются в условиях дополнительных неблагоприятных факторов внешней среды, например, это может быть рацион, содержащий много животных жиров, сахаристых продуктов; малоподвижный образ жизни; курение; стрессы и пр.

Надо признать, что контролировать липидный состав крови с помощью диеты и лекарственных препаратов значительно легче при полигенных ДЛП, тогда как моногенные ДЛП труднее поддаются терапевтическому воздействию.

Что касается проявлений полигенных ДЛП, то чаще всего это умеренная ГХС или гипертриглицеридемии (ГТГ в пределах 2,0–2,5 ммоль/л).

Если патологическое значение ГХС в настоящее время ни у кого не вызывает сомнений, то в отношении вредного воздействия умеренного повышения уровня ТГ крови единой точки зрения нет. В современной литературе все больше работ, в которых придается патологическое значение постпрандиальной ГТГ, т. е. повышению концентрации ТГ в плазме крови через 1–2 часа после еды. Надо иметь в виду, что главные носители ТГ – ЛПОНП, которые являются основным субстратом для продукции ЛПНП – главного виновника процесса инфильтрации липидов в сосудистую стенку после своей модификации.

Установлены реципрокные взаимоотношения между ТГ и ЛПОНП, с одной стороны, и ЛПВП, с другой. Чем выше уровень ЛПОНП, тем ниже содержание ЛПВП. Недаром в последних руководствах по липидологии предлагается говорить не столько о ХС ЛПНП, как показателе риска атеросклероза, сколько о ХС, не связанном с ЛПВП. Этот ХС рассчитывается как разность между общим ХС и суммой ХС ЛПОНП, ХС ЛП промежуточной плотности (ХС ЛППП) и ХС ЛПНП. Еще проще этот показатель атерогенного ХС рассчитывать как разницу между общим ХС и ХС ЛПВП [ESC/EAS Guidelines, 2011]. Именно этот ХС является опорным критерием для оценки патологического значения ГХС.

1.4.3. Клинические проявления дислипидемий

Наиболее тяжелые гомозиготные моногенные формы гиперхолестеринемии чаще всего начинают проявляться с 5–7 лет, когда у ребенка возникают желтоватые, возвышающиеся над кожей пятна – ксантомы – на разгибательных поверхностях рук, в области локтей, а иногда и в других участках кожи, например в ягодичной области. В более старшем возрасте формируются сухожильные ксантомы в области пястно-фаланговых суставов и ахилловых сухожилий (рис. 5 и 6).

Начинается также отложение холестеринсодержащих образований в области век, которые известны под названием «ксантелазмы». Уже с детского возраста у гомозигот с ГХС наблюдаются липоидные дуги роговицы, которые видны по краю радужной оболочки в виде кольца или полудужек вверху, по бокам или внизу, причем между дугой или полукругом холестеринового колечка и краем радужки просматривается свободный от ХС ободок (рис. 3). Все это типичные «метки» врожденной моногенной ГХС.

Определение общего ХС в плазме крови выявляет экстремально высокие показатели – 15–20 ммоль/л (600–800 мг/дл). К 15 годам у такого подростка нередко прослушивается систолический шум в области устья аорты, реже – шум на сонной артерии, поскольку начинаются отложения ХС в сосудистую стенку и формируются атеросклеротические бляшки.

Приводим редкий пример семьи № 2, в которой гетерозиготная ГЛП IIа типа была у обоих родителей (не связанных узами родства). Младшая дочь унаследовала мутантный ген от одного из родителей, т. е. ее можно характеризовать как гетерозиготу по семейной ГХС, старший сын получил мутантные гены и от матери, и от отца, т. е. стал обладателем гомозиготной ГХС.

Пробандом для обследования этой семьи явился больной К., 1935 г. р., перенесший два инфаркта миокарда, у которого была обнаружена высокая ГХС (446 мг/дл), в связи с чем на обследование была приглашена его родная сестра Валентина П., 1940 г. р. У нее жалоб на здоровье не было, но обращали на себя внимание яркие циркулярные липоидные дуги роговицы. Исследование липидов крови обнаружило ГХС (480 мг/дл). Муж Валентины – Э.П., 1939 г. р. тоже имел липоидные дуги роговицы и лечился от перемежающейся хромоты; у него ХС крови определялся на уровне 450 мг/дл. Он умер внезапно, за рулем машины, в возрасте 52 лет. У сына – Конст. П., 1965 г. р. – отмечались крупные ксантомы на локтях, в области пястно-фаланговых сочленений и ахилловых сухожилий, липоидные дуги роговицы. На аорте выслушивался грубый систолический шум, как при стенозе устья аорты.

ХС крови у него колебался в пределах «астрономически» высоких показателей: 1500–2000 мг/дл (более 25 ммоль/л!). В возрасте 18 лет юноша внезапно умер. Аутопсия обнаружила распространенный атеросклероз аорты и коронарных артерий.

Дочь – Нат. П., 1975 г. р. не имела клинических меток ГХС (у нее не было ни ксантом, ни липоидных дуг роговицы), общий ХС крови = 274 мг/дл (7,0 ммоль/л). Она развивалась нормально, вышла замуж, родила здорового ребенка. У матери Конст. и Нат. Валентины П., несмотря на очень высокий уровень ХС крови, до 70-летнего возраста состояние здоровья оставалось вполне удовлетворительным.

РЕЗЮМЕ. Здесь представлена уникальная семья, в которой муж и жена, не будучи родственниками, имели гетерозиготную ГХС. В семье родились двое детей, из которых сын был гомозиготой по семейной ГХС, дочь – гетерозиготой. У сына уровень ХС крови достигал невероятно высокого уровня, что давало клиническую симптоматику с детского возраста в виде множественных ксантом, липоидных дуг роговицы, рано сформировавшегося аортального стеноза и коронарного атеросклероза. Неудивительно, что летальный исход у этого молодого человека наступил уже в 18-летнем возрасте. Эти данные подтверждены патологоанатомическим исследованием.

У дочери в этой семье, хотя концентрация ХС в плазме крови и была повышенной, уровень ГХС был гораздо ниже, чем у обоих родителей и брата, так что до зрелого возраста никаких клинических проявлений ГХС у нее не было.

Обращает на себя внимание, что мужчины в этой семье (и сын, и отец) ушли из жизни в молодом возрасте, тогда как женщины, несмотря на ГХС, существуют вполне благополучно и серьезных осложнений не имеют. Пример этой семьи демонстрирует важность гендерного фактора для прогноза больных с гетерозиготной ГХС, хотя так бывает не всегда. Отчасти это справедливо только для гетерозиготных форм ГХС.

Уже указывалось, что в определенном проценте случаев, когда у обоих родителей имеется гетерозиготная форма ГХС, могут родиться здоровые дети (без патологического гена), но высока вероятность рождения детей с гетерозиготной формой ГХС (менее высока – с гомозиготной формой ГХС).

Лучше узнать о том, что ребенок унаследовал мутантный ген ГХС с самого раннего возраста, чтобы начать профилактические мероприятия с детства. Для этого в семьях, где один из родителей (тем более, оба родителя) имеет ГХС, надо брать пуповинную кровь новорожденного младенца на исследование липидного спектра.

Если речь идет о гетерозиготной ГХС, клинически она чаще всего проявляет себя после 20 лет (у женщин – много позднее). У гетерозиготных детей в таких семьях обычно нет характерных типичных меток ГХС, о которых говорилось выше (ксантом, липоидных дуг роговицы), но они могут появиться в зрелом возрасте. Уровень ХС крови в этих случаях колеблется в пределах 8-10 ммоль/л. Клинические признаки развивающегося атеросклероза в аорте, в сосудах сердца, в сонных артериях у таких лиц начинают выявляться к 35 годам (при гомозиготных формах ГХС – с детского возраста).

Изредка встречаются такие моногенные формы гиперлипидемий, при которых на первый план выступает не ГХС, а другие нарушения, например, ГТГ или гиперхиломикронемия (ГХМ).

Приводим пример № 3.

В 1980-х годах мы наблюдали девочку с ГХМ, у которой родители были практически здоровыми, но оба они, по-видимому, оказались носителями рецессивного гена ГХМ. Дочь унаследовала и от матери, и от отца по одному рецессивному гену ГХМ. Болезнь проявилась с раннего детства. Сыворотка крови у девочки была мутной, содержала толстый слой ХМ, что биохимически выражалось в крайне высоком содержании ТГ, уровень которых достигал нескольких тысяч мг/дл (25–30 ммоль/л). Уже в 2-летнем возрасте у ребенка начались острые панкреатиты, из-за которых детские хирурги проводили ей лапаротомию. Девочка находилась на специальной диете, принимала комплекс пищеварительных ферментов и какой-то период времени чувствовала себя удовлетворительно. При пальпации брюшной полости отмечалось значительное увеличение печени и селезенки. Дальнейшая судьба девочки (после 14 лет) нам неизвестна.

РЕЗЮМЕ. У родителей, каждый из которых был носителем только одного рецессивного мутантного гена (гетерозиготные носители гена), никаких клинических проявлений заболевания не было. Но их дочь получила в наследство 2 рецессивных мутантных гена ГХМ (т. е. оказалась гомозиготой по мутантному гену), так что болезнь проявилась у нее в полную силу и привела к повторным острым панкреатитам, гепатолиенальному синдрому и инвалидизации.

В случаях с генетически обусловленной ГТГ IV типа первые клинические проявления обычно наступают к 40 годам, когда нарушается толерантность к углеводам и развивается сахарный диабет 2-го типа, а затем возникают признаки атеросклероза церебральных или коронарных сосудов.

iknigi.net

Метаболические расстройства с поражением роговицы

При метаболических заболеваниях в патологический процесс может вовлекаться любой из слоев роговицы.

Патология эпителия

Эпителий роговицы может прокрашиваться токсическими веществами или вовлекаться в патологический процесс при некоторых расстройствах обмена.

  • Хлорохин дифосфат и гидроксихлорин сульфат - кольцевидное помутнение.
  • Амиодарон - характерные завитки, нежные точечные помутнения.

Субэпителиальная патология

Это субэпителиальные линейные помутнения, имеющие радиальное направление и расположенные в верхней половине роговицы. Частые спутники энтеропатического акродерматита. Для этих изменений характерна мутовчатая форма. Процесс может осложниться кератомаляцией.

Симптомы общей патологии включают дистрофию ногтей, расстройства пищеварительной системы, обусловливающие диарею и замедленный рост ребенка.

В качестве лечебного мероприятия назначают диету, обогащенную цинком.

Строма

При цистинозе происходит нарушение транспортной функции лизосом и отложение в них цистеина. Кристаллы цистеина, накапливаясь в передних отделах стромы, вызывают утолщение роговицы, расстройство ее чувствительности, развитие поверхностной точечной кератопатии и рецидивирующих эрозий.

Сопутствующая цистинозу патология включает задержку развития, заболевание почек, депигментацию волос и кожных покровов, пигментную ретинопатию. Возникая в раннем детстве, цистиноз приводит к почечной недостаточности и ранней смерти. Развиваясь у взрослых, заболевание не поражает почки и ограничивается роговичными проявлениями. Дебютируя у подростков, цистиноз по клиническим проявлениям напоминает инфантильную форму, но с отсутствием задержки развития и изменений кожных покровов.

Высокоэффективно назначение цистеамина. При значительном снижении зрения показана сквозная кератопластика.

Десцеметовая мембрана

Болезнь Вильсона (Wilson) представляет собой наследственное заболевание с расстройством метаболизма меди. При этой патологии уровень содержания белка, транспортирующего медь, снижен в сыворотке крови, но повышен в тканях. По-видимому, патологический ген подобен гену Менкеса и локализован в зоне 3ql4.3. Расстройство часто проявляется окрашиванием десцеметовой мембраны на периферии роговицы, особенно интенсивным на 12 и 6 часах.

[1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9], [10]

ilive.com.ua

arcus lipoides — с русского на английский

  • arcus lipoides corneae — a. corneae …   Medical dictionary

  • Arcus senilis — Classification and external resources Four representative slides of corneal arcus arcus deposits tend to start at 6 and 12 o clock and fill in until becoming completely circumferential. There is a thin, clear section separating the arcus from the …   Wikipedia

  • Arcus senilis — Als Arcus senilis (corneae) (auch Arcus lipoides corneae, Greisenbogen oder Gerontoxon) wird ein durch Lipideinlagerung bedingter schmaler, vom Hornhautrand (Limbus) abgesetzter Trübungsring der bradytrophen Cornea des Auges bezeichnet. Er ist… …   Deutsch Wikipedia

  • arcus — SYN: arch. [L. a bow] a. adiposus SYN: a. senilis. a. alveolaris mandibulae [TA] SYN: alveolar arch of mandible. a. alveolaris maxillae [TA] SYN: alveolar arch of maxilla. a. anterior atlantis [TA] SYN: anterior arch of atlas. a. aortae SYN …   Medical dictionary

  • arcus corneae — a white or gray opaque ring in the corneal margin, present at birth, or appearing later in life, and becoming quite frequent in those over 50; it results from cholesterol deposits in or hyalinosis of the corneal stroma and may be associated with… …   Medical dictionary

  • Gerontoxon — Als Arcus senilis (corneae) (auch Arcus lipoides corneae, Greisenbogen oder Gerontoxon) wird ein durch Lipideinlagerung bedingter schmaler, vom Hornhautrand (Limbus) abgesetzter Trübungsring der bradytrophen Cornea des Auges bezeichnet. Er ist… …   Deutsch Wikipedia

  • Роговичная дуга — Роговичная дуга …   Википедия

  • Arco senil — Clasificación y recursos externos CIE 10 h28.4 CIE 9 371.41 OMIM 107800 …   Wikipedia Español

  • arco senil — Eng. Arcus senilis Anillo que aparece en la senilidad, situado en la periferia corneal, ligeramente separado del limbo, de color amarillo grisáceo y que es debido al depósito de sustancias lipoides. Se presenta en el 60% de los pacientes de 40 a… …   Diccionario de oftalmología

  • translate.academic.ru

    липоидная+дуга+роговицы — с английского на русский

    Все языкиАбхазскийАдыгейскийАфрикаансАйнский языкАканАлтайскийАрагонскийАрабскийАстурийскийАймараАзербайджанскийБашкирскийБагобоБелорусскийБолгарскийТибетскийБурятскийКаталанскийЧеченскийШорскийЧерокиШайенскогоКриЧешскийКрымскотатарскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧувашскийВаллийскийДатскийНемецкийДолганскийГреческийАнглийскийЭсперантоИспанскийЭстонскийБаскскийЭвенкийскийПерсидскийФинскийФарерскийФранцузскийИрландскийГэльскийГуараниКлингонскийЭльзасскийИвритХиндиХорватскийВерхнелужицкийГаитянскийВенгерскийАрмянскийИндонезийскийИнупиакИнгушскийИсландскийИтальянскийЯпонскийГрузинскийКарачаевскийЧеркесскийКазахскийКхмерскийКорейскийКумыкскийКурдскийКомиКиргизскийЛатинскийЛюксембургскийСефардскийЛингалаЛитовскийЛатышскийМаньчжурскийМикенскийМокшанскийМаориМарийскийМакедонскийКомиМонгольскийМалайскийМайяЭрзянскийНидерландскийНорвежскийНауатльОрокскийНогайскийОсетинскийОсманскийПенджабскийПалиПольскийПапьяментоДревнерусский языкПортугальскийКечуаКвеньяРумынский, МолдавскийАрумынскийРусскийСанскритСеверносаамскийЯкутскийСловацкийСловенскийАлбанскийСербскийШведскийСуахилиШумерскийСилезскийТофаларскийТаджикскийТайскийТуркменскийТагальскийТурецкийТатарскийТувинскийТвиУдмурдскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийУзбекскийВьетнамскийВепсскийВарайскийЮпийскийИдишЙорубаКитайский

     

    Все языкиРусскийПерсидскийИспанскийИвритНемецкийНорвежскийИтальянскийСуахилиКазахскийНидерландскийХорватскийДатскийУкраинскийКитайскийКаталанскийАлбанскийКурдскийИндонезийскийВьетнамскийМаориТагальскийУрдуИсландскийВенгерскийХиндиИрландскийФарерскийПортугальскийФранцузскийБолгарскийТурецкийСловенскийПольскийАрабскийЛитовскийМонгольскийТайскийПалиМакедонскийКорейскийЛатышскийГрузинскийШведскийРумынский, МолдавскийЯпонскийЧешскийФинскийСербскийСловацкийГаитянскийАрмянскийЭстонскийГреческийАнглийскийЛатинскийДревнерусский языкЦерковнославянский (Старославянский)АзербайджанскийТамильскийКвеньяАфрикаансПапьяментоМокшанскийЙорубаЭрзянскийМарийскийЧувашскийУдмурдскийТатарскийУйгурскийМалайскийМальтийскийЧерокиЧаморроКлингонскийБаскский

    translate.academic.ru


    Смотрите также